Previous Entry Share
«Библия» Свидетелей Иеговы признана экстремистской
neveev
17 августа 2017 года Выборгский городской суд (Ленинградская область) признал книгу Свидетелей Иеговы под названием «Священное писание. Перевод нового мира» экстремистской литературой. Ранее Верховным судом РФ была признана экстремистской и запрещена на территории России организация Свидетелей Иеговы (подробнее об этом по ссылке).

Как оценивать решение о признании «Перевода нового мира» экстремистским материалом?

Решение суда следует оценивать, прежде всего, юридически. Нужно получить официальное судебное решение, прочесть его, выяснить, нет ли в нем нарушений каких-либо законов, логических противоречий, фактологических неточностей или просто фактических ошибок, нужно выяснить, правильно ли в судебном решении трактуются законные и подзаконные акты, к которым рассматриваемое решение апеллирует. Именно так с судебными решениями работают адвокаты.

Если нарушения, ошибки и/или неправильные трактовки найдены, можно подавать апелляцию на судебное решение и рассчитывать на то, что суд высшей инстанции эту апелляцию удовлетворит. Можно, конечно, подавать апелляцию и по каким-то формальным или вообще по высосанным из пальца основаниям, но в этом случае необходимо отдавать себе отчет в том, что вероятность удовлетворения апелляции снижается.

Итак, те, кто критикует решение Выборгского городского суда, должны в первую очередь показать, что не так с этим решением с правовой, с юридической точки зрения, например, взять критерии экстремистской деятельности, приведенные в «Законе о противодействии экстремистской деятельности», и показать, что в «Переводе нового мира» нет фраз, нет фрагментов текста, подпадающих под эти критерии, или что суд неправильно применил критерии экстремистской деятельности.

Но, конечно, значительно легче просто поднимать шум в дружественных СМИ, кричать о том, что «Закон о противодействии экстремистской деятельности» не законен, что Выборгский суд неправосуден, что эксперты, сделавшие вывод о наличии экстремизма в «Переводе нового мира», не компетентны и ангажированы.

Я же исхожу из того, что в судах Российской Федерации работают компетентные люди и доверять решениям российских судов можно и нужно, пока не приведены факты, показывающие, что конкретный судья или коллегия судей совершили юридическую ошибку (от ошибок, как известно, никто не застрахован).

Однако вместо этого конструктивного и вполне правового подхода, мы видим сегодня подход, мягко говоря, не конструктивный. В частности, ряд СМИ пытаются, по-видимому, набрать себе на критике решения Выборгского суда политические очки и решить свои политические задачи, рассказывая, с одной стороны, о чуть ли не возвращении богоборческих времен и, с другой стороны, о клерикализации страны и о кровожадной РПЦ, уничтожающей своих конкурентов.

Так, уже сегодня мы видим огромное количество странных, мягко говоря заголовков, таких, как:


  • «Библия под запретом»

  • «Запрет одного из переводов Библии значит, что покусились на библейский текст»

  • «Как превратить священную книгу в экстремистскую»

  • «Суд Выборга решил уничтожить Библию»

  • «В России суд признал библию экстремистской литературой»

  • «Экстремизм в Библии»

Эти заголовки, с одной стороны, призваны испугать верующих, в том числе и православных: мол, на Святое замахнулись эти чиновники!

С другой стороны, эти заголовки призваны противопоставить Выборгский суд самому Путину, ведь известно, что еще в 2015 году Владимир Владимирович лично внес изменение в «Закон об экстремистской деятельности», которое вывело за рамки обвинений в экстремизме Библию и некоторые другие священные книги.

Разумеется, журналисты имеют право использовать громкие заголовки, чтобы привлечь внимание к тому или иному событию, но давайте все-таки посмотрим на факты.

Конечно, Библию в России никто не запрещал, не объявлял экстремистской и не приказывал уничтожить. Признана экстремистской лишь вполне конкретная книга, которая ее создателями позиционируется, как наиболее точный, не искаженный перевод Библии. Причем если эту книгу и можно признать именно переводом, а не идеологизированным пересказом, типа «Соединения и перевода четырех евангелий» Л.Н. Толстого, то перевод этот весьма сомнителен как с точки зрения науки (филологии, библеистики), так и с точки зрения традиционных конфессий, он весьма тенденциозен и служит, прежде всего, целям вербовки и легитимизации учения секты Свидетелей Иеговы.

Далее. Дело в том, что признание экстремисткой некоей книги, которая написана экстремистской организацией и позиционируется этой организацией как правильный перевод Библии, никак не противоречит внесенному В.В. Путиным в 2015 году изменению в закон «О противодействии экстремистской деятельности», в соответствии с которым Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут признаваться экстремистскими материалами.
Почему?

А давайте взглянем на внесенное Президентом РФ изменение пристальнее:

«Федеральным законом устанавливается, что Библия, Коран, Танах и Ганджур, составляющие духовную основу христианства, ислама, иудаизма и буддизма – религий, являющихся неотъемлемой частью исторического наследия народов России, равно как и их содержание и цитаты из них, не могут быть признаны экстремистскими материалами».

Итак, мы видим, что это изменение закона касается не просто Библии как некоего текста-в-себе. Речь идет о том, что не может быть признана экстремистской книга, «составляющая духовную основу христианства, ислама, иудаизма и буддизма – религий, являющихся неотъемлемой частью исторического наследия народов России».

И еще разок: не может быть признана экстремистской книга, «составляющая духовную основу религий, являющихся неотъемлемой частью исторического наследия народов России».

При этом понятно, что учение Свидетелей Иеговы, никак не может быть признано религией, являющейся неотъемлемой частью исторического наследия народов России, а ведь внесенное Путиным изменение в закон об экстремистской деятельности преследует именно цель защиты религий, являющихся неотъемлемыми составляющими исторического наследия народов России.

Кстати, и христианами Свидетели Иеговы не являются. Дело в том, что христиане – это те и только те верующие, которые признают, что Иисус Христос – это Бог. Свидетели Иеговы же Христа Богом не считают, хотя и упоминают его в своих книгах и даже отводят ему важную роль. И вот если мы признаем Свидетелей Иеговы христианами только потому, что Иисус упоминается в их книгах и играет важную роль в их учении, то мы должны признать христианами и мусульман: пророк Мухаммад тоже говорил об Иисусе (в Коране Иисуса называют «Иса») и даже считал его пророком (посланником) Аллаха.

Так что никакого противоречия между, так сказать, «неподсудностью Библии» и признанием текста Свидетелей Иеговы экстремистским нет.

И конечно, нужно сказать несколько слов и о том, кто сегодня активно критикует решение Выборгского суда.

Как говориться, мы видим все те же лица. Тут вам и проамериканское «Радио «Свобода»», и информационно-аналитический центр «Сова» – структура, которая, можно сказать, специализируется на защите сект, орудующих в России, и так называемый «Славянский правовой центр», занимающийся примерно тем же, что и «Сова», и, разумеется «Открытая Россия» – структура эмигрировавшего из России опального олигарха Ходорковского, которая не упускает случая навесить на нашу страну еще какой-нибудь негативный ярлык и покричать о «путинском беспределе».

Разбирать доводы перечисленных критиков, по-моему, просто не имеет смысла. Впрочем, можно отметить, что ни один из этих критиков не удосужился прочесть собственно решение Выборгского суда и проанализировать его именно с точки зрения закона и правоприменительной практики, не попытался выяснить, а есть ли все-таки в «Переводе нового мира» экстремизм именно в юридическом смысле, и не понял (или не захотел понять), в чем смысл изменения, внесенного Путиным в «закон об экстремизме». Везде мы видим только диссидентские завывания а-ля «путинский режим наступает на свободу совести», «РПЦ атакует», «экстремизм – это миф», «Библию нельзя запрещать», «суд не правосудный», «эксперты не эксперты», «государство не должно решать, во что следует верить».

Впрочем, есть один критик, который, на первый взгляд, критиком выступать не должен был бы. И потому его аргументы, я думаю, необходимо разобрать. Речь идет об известном российском борце с сектами Александре Дворкине.

И вот, что Дворкин пишет на сайте своего Центра.

«Этот перевод… – не экстремистский!» – очень громкое заявление, но совершенно не обоснованное. На каком основании Дворкин это заявляет? Он читал решения суда, проанализировал его и пришел к выводу, что критерии экстремизма применены неправильно? Тогда почему Дворкин не ссылается на конкретные пункты судебного решения?

«Библия, как ее не искажай, не может быть экстремистской…» – опять какое-то бездоказательное утверждение. Повторю: читал ли Дворкин решение суда? Узнал ли, что конкретно суд посчитал экстремистским в тексте «Перевода нового мира»? Если читал и не согласен, следовало бы привести конкретные формулировки.

Впрочем, давайте прочтем это утверждение Дворкина до конца:

«Библия, как ее не искажай, не может быть экстремистской, что … подтверждено законом нашей страны» – здесь Дворкин, как мне кажется, не удосужился все-таки прочитать изменение, внесенное в «Закон о противодействии экстремистской деятельности» Президентом и понять, что это изменение защищает не Библию вообще, а только Библию, как священный текст ряда традиционных для России конфессий.

«это все же перевод Библии, хоть и искаженный» – опять утверждение без приведенного основания. С чего Дворкин это взял? А я вот считаю, что на предмет того, является ли «Перевода нового мира» именно перевод, а не тенденциозным и причесанным в определенную сторону пересказом, можно и нужно спорить.

«Экстремистскими могут быть современные комментарии и толкования к Библии, равно как и к другой древней священной книге… Но речь идет о комментариях, а не о самом тексте, как бы он не был искажен» – опять совершенно голословное утверждение, впрочем, мне кажется, что Дворкин делает такие утверждение вообще довольно часто. С чего Дворкин взял, что комментарий или толкование может быть экстремистским, а перевод – не может? Мне не понятно. Например, если в русском переводе Библии вместо слова «евреи», будет использовано слово «жиды», думаю, об экстремизме вполне можно будет говорить.

«Переводы могут быть разными – точными и не очень, буквальными и иносказательными, верными и ошибочными и т. д. Ученые специалисты – лингвисты и историки, филологи и богословы – обсуждают их, устраняют те или иные неточности, критикуют подлоги и передергивания смысла. Но не дело государству встревать в эту полемику» – но наше государство и не встревало ни в какую полемику. Выборгский суд лишь принял решение о том, что конкретный тест является экстремистским по ряду критериев, описанных в законе.

Дальше Дворкин вообще позволяет себе нечто, с моей точки зрения, просто неприличное:

«Не дело государству, в лице своих не слишком компетентных в языкознании, теологии и религиоведении чиновников выносить решение, какой перевод правильный, а какой – нет, какая вера истинная, а какая нет».

Во-первых, государство не выносило решений о том, какая вера истинная, а какая – нет, и о том, какой перевод более правильный. Государство лишь указало, что в конкретном тексте есть признаки экстремизма, и потому этот текст является экстремистским материалом.

Во-вторых, кто дал Дворкину право бездоказательно обвинять кого-либо в некомпетентности, да еще и в такой форме, что можно подумать, что это обвинение выдвинуто в адрес не конкретных чиновников, а в адрес чиновников вообще? Тут Дворкин, как мне кажется, должен был бы конкретизировать, кого именно он считает некомпетентным (судью, прокурора, экспертов, всех сразу?) и по каким критериям.

Кстати, лично мне вдвойне странно слышать такие обвинения от человека, который сам с формальной точки зрения не является ни лингвистом, ни филологом, ни теологом, ни религиоведом.

Дальше Дворкин ссылается на сайт Свидетелей Иеговы (да, это, конечно, заслуживающий доверия источник!) и утверждает, что кто-то куда-то вляпался, что кто-то будет ссылаться на протоколы суда и пр. Но, во-первых, ссылка на протокол суда не гарантирует выигрыша в судебном процессе. Во-вторых, Дворкину следовало бы все-таки прочитать этот протокол и, главное, судебное решение, прежде чем бросаться громкими фразами о том, что кто-то куда-то вляпался.

«и на самый точный перевод тоже можно написать жалобу, что он не нравится какому-нибудь гражданину, привыкшему к другому словосочетанию в том или ином библейском стихе, а теперь глубоко оскорбленного в своих религиозных чувствах. И что, суд опять будет разбирать, какой перевод ближе к оригиналу?» – опять какие-то, с моей точки зрения, фантазии. Написать жалобу можно на что угодно. При чем тут Выборгский суд и его решение о признании «Перевода нового мира» экстремистским материалом? Закон об оскорблении чувств верующих Дворкина тоже не устраивает? И главное: суд не разбирал, какой перевод ближе к оригиналу, суд разбирал вопрос о том, есть ли экстремизм в сектантской книге.

«Теперь приток новых членов сойдет на нет, а отток старых с каждым месяцем будет увеличиваться» – опять голословное утверждение. Мы не знаем, начнется ли у Свидетелей Иеговы отток старых членов и будет ли он увеличиваться. Но, главное, наличие или отсутствие этого оттока никак не должно влиять на то, признавать ли экстремистский текст экстремистским или нет. Точнее, на это не должно влиять вообще ни что: совершил правонарушение – неси ответственность. А по логике Дворкина, получается, видимо, что-то вроде «мы и так дали человеку 15 лет за убийство, давайте не будем давать ему еще 5 лет за разбойное нападение».

«Мы не можем запретить людям верить, во что они хотят, как бы мы не сожалели об абсурдности той или иной веры» – но ни Выборгский суд, ни Верховный суд, ни Минюст не запрещали Свидетелям Иеговы верить, во что они хотят. Да что там верить! Дело в том, что Свидетели Иеговы вполне могут, ориентируясь на решение суда, исправить свой «Перевод» и издать его совершенно спокойно. Если же их вера не позволяет внести необходимые изменения, то это не проблема государства.

Далее я снова вижу голословное обвинение от Дворкина:

«Признав «Перевод нового мира» экстремистским материалом, Выборгский суд фактически дезавуировал само понятие экстремизма, лишив конкретный термин какого-либо смысла» – с чего Дворкин взял, что Выборгский суд неправильно применил «Закон о противодействии экстремизму»? Какие конкретно пункты судебного решения дезавуируют понтие экстремизма? В тексте Дворкина мы ответов на эти вопросы не находим. Настораживает меня это заявление Дворкина и тем, что объявление экстремизма пустым понятием очень хараткерно для российской внесистемной оппозиции...

«Можно сказать, что решение Выборгского суда – подарок для всех, кому наша страна – как кость в горле» – у меня к этой фразе Дворкина возникает два вопроса. Давайте тогда, может быть, и Крым вернем Украине, а то ведь возвращение Крыма в состав России – это явно большой подарок для всех тех, кому Россия – как кость в горле? И второй вопрос: не считает ли Дворкин, что и конкретно его сектоборческая деятельность может являться такого рода подарком? Во всяком случае, в различных докладах США о правах человека борьба с сектами, осуществляющаяся в России, фигурирует. Так, может быть, если уж провозглашается цель, не давать врагам России повода обвинять нашу страну в чем бы то ни было, Дворкину стоит начать с себя и уйти на покой?

Итак, к сожалению, я вижу, что в своем тексте Дворкин плавно перешел от критики конкретного судебного решения, причем критики, с моей точки зрения, не обоснованной, к критике чиновничества и государства в целом. При этом он почему-то выдвигает типично диссидентские обвинения, связанные, в частности с тем, что государство не может определять, какая вера истинная, а какая – нет. Но наше государство и не пытается этого определять.

И хотя пытаться выявлять чужие мотивы и ссылаться на них – это сомнительный способ аргументации, я не могу не высказать предположение о том, что рассматриваемое поведение Дворкина обусловлено его опасениями по поводу того, что если государство так активно взялось за секты, то сам он может остаться не у дел.

Итак, если кого-то не устраивает решение Выборгского суда, следует подавать апелляцию в установленном законом порядке. Критиковать любое решение суда следует, ориентируясь, в первую очередь, не на идеологию или политические интересы, а на качество это судебного решения, т.е. на его обоснованность, логичность, соответствие твердо установленным фактам, законам, подзаконным актам и правоприменительной практике.

А иначе получается что-то вроде критики внесистемной оппозицией выборов в России: выборы не легитимны, потому что на них была масса нарушений, но в суды мы по поводу этих нарушений обращаться не будем, потому что суды неправосудны, доказательством чего являются нарушения на выборах, на которые никто не реагирует. Порочный круг.


  • 1
А что ж там экстремистского-то нашли? Где решение суда?

Бла-бла-бла. Давайте верить государству по умолчанию, а не сишникам. К сожалению, система работает наоборот. Именно сишникам придется по умолчанию верить, т.к. существует презумпция невиновности и обвинение должно доказывать, а оно этого не делает. И даже предвзятому антисишнику (мне) понятно, что в ПНМ не может быть ничего экстремистского, т.к. суть ПНМ - искажение Писания в минимальных размерах с подгонкой под основное учение (антитринитаризм в основном). Остальным займется журнал СБ и Пробудитесь. Там еще может что то быть, а для основного нужны пруфы. Я бы конечно хотел чтобы ПНМ запретили, но в результате экспертизы научной на соответствие греческому языку, а не невероятному экстремизму.

Невеев вместо цитирует внесенное Президентом РФ, а не сам текст закона. Предложение содержит обоснование, но сам закон выглядит иначе и куда проще:

" Статья 3-1. Особенности применения законодательства
Российской Федерации о противодействии
экстремистской деятельности в отношении
религиозных текстов

Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них
не могут быть признаны экстремистскими материалами. "

Все, закон не содержит определения что такое Библия, не уточняет идет ли речь о переводе, или оригинале. Что там написано Президентом РФ уже значения не имеет, оно в закон не вошло. Значение имеет только окончательная формулировка закона. Именно этого Невеев сделать не удосужился.

Невеев, в украинском переводе Кулиша-Левицкого-Полюя изданном в 1904 году, так и написано жиды. И что? Это экстремизм? С чего. Нет я конечно понимаю что вы хотели потролить АЛД, он упоминания о своем еврействе терпеть не может. Но стоит обращать внимание не на форму, а на суть.

Я предлагаю вам обсудить вопросы "экстремизма" и судебныйх решений по скайпу, под запись. Согласны? Дискутировать самим с собой, вам удается, посмотрим какой вы в спаринге.

Не симпатизирую ни библии, ни свидетелям, ни вообще религии, но не могу не заметить пару феерических дыр в логике. 1 - фраза "религий, являющихся неотъемлемой частью исторического наследия народов России" имеет смысл только если есть четкий список религий, которые таковыми являются. Без этого - это пустышка, и любую религию можно объявить "не являющейся". А раз по Конституции (никто не хочет проявить экстремизм в виде отрицания положений Конституции, нет?) у нас все религии равны между собой - то, получается, что либо все "являются" либо все "не являются".
И куда более фееричное 2 - "те, кто критикует решение Выборгского городского суда, должны ... показать, что в «Переводе нового мира» нет фраз... подпадающих под эти критерии". Бремя доказывания на стороне обвинения, презумпция невиновности и прочее - не слышали? Это тот, кто считает фразу экстремистский должен ее найти, показать и доказать. А тот, кто не считает - никому ничего не должен. Это все равно как говорить" докажи, что бога нет!". А тут "а ты докажи, что не экстремист!" - доказывает обвинитель, обвиняемая сторона по умолчанию невиновна.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account