?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Дольник, или Непослушное дитя орнитологии
neveev
рис дольникКак я уже писал, биологизаторство, биологический редукционизм очень мешают проникновению в головы наших сограждан научно-психологических знаний, а Дольник, безусловно, является одним из самых ярких примеров такого биологизаторства. Фактически Дольник основал в нашей стране целую биологизаторскую лженауку, лжепсихологию под названием «этология человека».

Биологизаторство, конечно, вредно не только для популяризации психологии, поскольку биологизаторы внедряют в сознание людей ложные выводы и порочные способы суждения.

Давайте же начнем ab ovo.

Итак, жил был орнитолог по фамилии Дольник (между прочим, он не просто орнитолог, а доктор биологических наук, и главный научный сотрудник РАН (Зоологический институт)), и вот увлекся он этологией и решил он применить ее к человеку. Посидел, поразмышлял, помечтал, повыбирал слова, и увидел, что получается хорошо: и сенсационно, и с вызовом, и читается легко. А что к науке это не имеет отношения, ну, что ж образование и ученая степень от мракобесия не защищают (Фрейд, Фоменко, Бехтерева, Савельев – список можно продолжить).

Кстати, показательно, что, если верить википедии, Дольник в 2004 году стал действительным членом РАЕН, которая является типичнейшей и, видимо, самой крупной в РФ лжеакадемией и служит прибежищем целого ряда фриков, лжеученых, авантюристов, экстрасенсов.

Скажу вам честно, я не знаю, каким орнитологом был Дольник, какой вклад внесли его работы в изучение птиц, но, на мой взгляд, всякий выход за рамки своей специальности, всякие сверхобобщения и глобальные теории связаны с огромным риском ошибок, и могут приводить к созданию лженауки.

И действительно, когда мы уходим с твердой почвы того, чем постоянно занимаемся и в чем детально разбираемся, тогда мы теряем свою экспертность и вступаем на зыбкую почву дилетантизма. Когда мы начинаем обобщать факты и делать, отталкиваясь от них, далеко идущие выводы и глобальные обобщения, тогда мы рискуем поддаться субъективизму и ошибкам, которые искажают наши выводы. Когда мы начинаем создавать связную теорию как художественное произведение, больше думая о связности, сюжетности, чем о проверке наших предположений, тогда мы рискуем, говоря откровенно, впасть в догматизм, в мракобесие, да, что греха таить, даже в маразм.

Но давайте перейдем к конкретным примерам лженаучного творчества Дольника.

Вот, например, Дольник рассуждает о том, какие мы ландшафты любим и почему (вопрос, конечно, очень актуальный для современной науки, прямо – передний край):

«Исходная среда человека — всхолмленные берега озер и рек в саванне. И для нас до сих пор самый приятный ландшафт — слабовсхолмленный, где деревья и кустарники чередуются с открытыми пространствами, а вблизи есть река или озеро. Заметьте, что люди безжалостно вырубают леса вокруг поселений в лесной зоне, но упорно сажают деревья вокруг поселений в степи» [1, 16].

Отлично написано! Складно! Причем Дольник еще и нарисовал свою идею:

долАдолБ
Рис.1. Слева - "Исходная среда человека", справа - "самый приятный ландшафт"

И ведь реально похоже! Особенно, если учитывать, что рисовал сам автор идеи...

По поводу этих ландшафтных привязанностей у меня есть несколько вопросов.

Как именно Дольник определил, какой ландшафт для нас самый приятный? Как проводилось это исследование? Какими методами измерялась приятность ландшафта? На какой выборке?

Или вот этот пассаж: «люди безжалостно вырубают леса вокруг поселений в лесной зоне». А может быть, тут есть более прозаическое объяснение? Может, все-таки отгадка в том, что люди из деревьев дома строят, печь ими топят, наконец, освобождают место для посевов?

А вот это: «упорно сажают деревья вокруг поселений в степи». В какой степи он такое видел? Где он видел, например, степных кочевников, сажающих деревья? Зачем вообще кочевым народам сажать деревья?

Или вот еще вопрос: ОК, ландшафт мы взяли из Африки, а как быть с температурой? Почему ландшафт каким-то чудесным образом запечатлелся аж в генах, а температура – нет?

Или слоны. Почему мы не помещаем возле своих жилишь слонов? А носорогов? Но ведь в Африке все это – часть пейзажа…

А вот, как Дольник объясняет, почему мы продолжаем охотиться, хотя у нас полно еды (Африку, в которой люди до сих пор от голода умирают, Дольник, конечно, исключил из рассмотрения):

«И до сего дня у многих сытых, занятых совершенно иной деятельностью людей проявляется инстинктивная страсть к охоте. Причем одни любят ходить с ружьем в одиночку, для других главное — особые отношения в коллективе мужчин-охотников. Кто-то предпочитает мелкую дичь, кто-то — крупного зверя. Есть поклонники охоты — изнурительного преследования и поклонники охоты из засады. Люди, для которых удовольствие — убийство животного, и люди, для которых удовольствие — точность собственных действий, а добыча — только неоспоримое свидетельство мастерства. (Вторых вы можете уговорить охотиться с фотоаппаратом, а первых — никогда.) Все эти варианты нами унаследованы (этот подлинный перл мысли выделен мной – АН)» [1, 17-18].

Конечно, тут мы имеем дело с очень логичным объяснением. Социальные, культурные факторы тут, естественно, ни при чем. На самом деле, все дело в инстинкте!

Смешно, нет?

Или вот такой вопрос у меня возникает: скольких любителей охоты ради убийства попробовал Дольник уговорить поохотится с фотоаппаратом? Откуда он взял, что их уговорить невозможно?

И такого рода голословные, но претенциозные выводы составляют суть биологизаторского «учения» Дольника.

И смотрите-ка: уже и типология готова! Люди делятся на две категории: одни любят убивать животных, тогда как другие – не любят. Как же все просто, когда мы применяем биологию к человеку!

Ну, а если совсем уж глубоко копать, то как можно отделить тех, кто убил животное на охоте потому, что испытал удовольствие именно от убийства, от тех, «для которых удовольствие — точность собственных действий, а добыча — только неоспоримое свидетельство мастерства»? Наблюдением в естественной среде? Умозрительным сравнением с поведением других видов животных?

А как быть с людьми, которых на природу не тянет? Или тянет, но не охотиться?

Ах да, охота же такая штука, что ей можно назвать в принципе любое поведение на природе: грибы собирать – тихая охота, фотографировать – фотоохота, просто гулять по лесу – тоже охота, просто инстинкт не до конца проявился. Даже археология, прогулки с металлоискателем – и то охота (ну, или собирательство – пофигу, ибо все равно в основе любого поведения – инстинкты). Классический случай нефальсифицируемого умозаключения: что бы человек ни делал – все это можно объявить охотой, даже шопинг и компьютерные игры, и объяснить охотничьим инстинктом.

И еще раз: «все эти варианты нами унаследованы». Как это доказано? На каком материале? Кто нашел соответствующие гены? Науке не известно.
Читаем дальше. С охотой Дольник разобрался – делов-то! нет границ для великой науки этологии! – и переходит к земледелию:

«Как возник у человека инстинкт земледельца и садовода — редчайший в мире животных? (Если вам нужен пример — напомню, что некоторые муравьи выращивают грибы на особых плантациях, есть и муравьи-жнецы)» [1, 19].

И опять, кто сказал Дольнику, что есть некий инстинкт земледельца и скотовода? Какими методами, в каком исследовании это было установлено? Понимает ли он принципиальную разницу между, например, симбиозом тлей и муравьев и земледелием человека? Слышал ли Дольник хоть что-нибудь об экономике? Или, может, у обезьян есть земледелие и садоводство? Или раз у муравьев есть нечто похожее на земледелие, и это, видимо, инстинктивное поведение, то и у человека это поведение инстинктивно? Мне кажется, что при такой логике изобретение цветомузыки – это никакое не изобретение, а инстинкт, доставшийся нам от каракатиц.

Но давайте посмотрим на еще один перл про земледелие:

«Как широко распространены гены, нужные для земледелия? Есть интересные подсчеты. Среди традиционно земледельческих народов их нет у 10-15% популяции. У остальных гены представлены, но обычно в неполном наборе. В полном наборе ими обладает всего 5% населения. Поэтому, пока земледелием занимается 50-80% людей, урожаи в стране невысоки. Они увеличиваются по мере того, как менее приспособленные к этому занятию работники уходят с земли. Когда же пашня остается в руках 3-5% — страна не знает, куда девать урожай» [1, 21].

Вот откуда все это взято? Все эти проценты? Кто и каким образом установил, что успешность той или иной страны в сельском хозяйстве, определяется тем, какие гены у фермеров? Что это за бред вообще? Как может отрасль экономики, подчиняющаяся влиянию множества факторов, зависеть от генов тех, кто в этой отрасли задействован? Дольник совсем идиот или просто тупеет, когда начинает фантазировать? Все ли в РАН такие же мудрецы, как Дольник?

А вот откровение Дольника по поводу собак:

«Собаку к человеку влечет инстинкт. А нас к собаке? Да он же!» [1, 22].

Эврика! Ну, конечно же! А то, что абзацем выше он описывал людей, которые собак не любят – так это все мелочи. Лженаучное мышление, как и оккультное, видимо, не чувствительно к противоречиям. Впрочем, тут можно и по-другому подойти: «вы не любите собак? значит, вы подавляете свои инстинкты! и это плохо кончится!» А отсюда уже можно перейти и к коммерческой лженауке: «Собакотерапия! Исцелись через общение! Перестань подавлять свои инстинкты!»

Кто вообще сказал Дольнику, что имеет место такое явление как влечение человека к собакам? А вот аквариумные рыбки если нравятся? А кошки? А если человеку нравится убивать бездомных собак? А вот собачьи бои многим нравятся – это как? Тоже влечение симбионта к симбионту?

И кто сказал Дольнику, что собак влечет к человеку? Не судьба понять, что без человека собаке в городе просто тяжелее выжить, что собака со щенячьего возраста привыкает к тому, что источник тепла и еды – человек?

Но, конечно, в случае домашней собаки речь идет не о каком-то там целенаправленном приручении и не о целенаправленном отборе, а об инстинктивном поведении и симбиозе. Это не человек выбраковывал особей, которые не виляли хвостом и проявляли агрессию к человеку, а Матушка Природа сама все так устроила. А у лошадей, например, спина специально такая, на которой человеку сидеть удобно, – это ж коэволюция, епта!

И еще один перл Дольника, о котором я не могу не сказать. Вообще, тут нельзя не отметить, что  многие лжеученые, лжеисторики, тарологи, адепты Юнга очень любят анализировать всякие религиозные символы и находить объяснение тому, почему эти символы именно таковы. И это не удивительно: поскольку символы многозначны, постольку наполнить их подходящим смыслом не составляет труда. И Дольник тут не исключение.

Вот, например, как этот выдающийся орнитолог объясняет культ быка в Древнем Египте:

«Для растущего в стаде ребенка его корова — кормилица, вторая мать, а самое безопасное место — спрятаться у нее под брюхом. Она его настоящая покровительница. Вы видите, что культ быка и коровы при его зарождении мог быть очень естественным и простым» [1, 69].

Египтяне в стаде уже не росли – этого Дольник не отрицает, но некая генетическая память у египтян, видимо, осталась. Как все просто!

Но есть несколько вопросов. Считает ли Дольник, что инстинкты продолжали формироваться и закрепляться путем естественного отбора, когда человек перешел к скотоводству? Могла ли успеть сформироваться инстинктивная любовь к корове за время от начала скотоводства до Древнего Египта? Где Дольник видел племена, у которых дети находятся под коровами и сосут их вымя? И еще вопрос: это коровы научились не раздавливать копытами младенцев и не ложиться на них, или же выживали только младенцы, способные уворачиваться от тяжелых копыт и вовремя выползать из-под решившей прилечь коровы?

А вот, как Дольник раскрывает смысл следующей древнеегипетской картины, на которой небо изображено в виде коровы (см. рис. 2).

дол1
Рис.2. Небо в виде коровы

«Если вы мысленно поместите себя на место ребенка под брюхо коровы, она будет образовывать над вами уютный свод-шатер, ваше маленькое индивидуальное небо» [там же].

Интересно, что бы Дольник сказал про вот такое изображение неба (см. рис. 3)?

дол2
Рис.3. Небо в виде женщины

Наверное, он сказал бы так: «Если вы мысленно поместите себя на место ребенка под брюхо женщины, она будет образовывать над вами уютный свод-шатер, ваше маленькое индивидуальное небо».

А вот, как Дольник раскрывает тайну происхождения изображения богини Хатхор в виде коровы с солнцем между рогов (см. рис. 4).

дол3
Рис.4. Египетская богиня Хатхор

«Когда ребенок прячется в тени быка или коровы, он может видеть солнце, как бы стоящее между рогами. Это частый мотив сахарских рисунков и обязательный атрибут божественных коров и быка в Древнем Египте» [там же].

Ну, точно, блин! Древние религиозные художники, рисуя богиню Хатхор, на самом деле изображали смутные образы из своего подсознания, которые туда попали в процессе эволюции в результате некоего генетически передающегося запечатления, произошедшего у младенцев, которых не раздавили коровы!

Кстати, солнце между рогов вовсе не было обязательным атрибутом «божественных коров и быка в Древнем Египте»: посмотрите ,например, еще раз на рисунок 2.

В общем, случай Дольника – это какая-то осложненная форма биологизаторства, биологического редукционизма. Дольник не только объявляет осмысленное, целенаправленное, культурно-обусловленное поведение инстинктивным, он объявляет плодами инстинкта и культурные объекты. Прямо как Фрейд, который и религию, и искусство объяснял всякими там вытеснениями, подавлениями и сублимациями.

Вот, что еще я хотел бы отметить. На протяжении всего своего фантастического повествования Дольник подспудно бросает камни в огород гуманитариев, противопоставляет объяснения, даваемые представителями гуманитарных наук, своим якобы биологическим объяснениям.

Вот, например, он пишет:

«Гуманитарии заблуждаются, считая, что захоронение трупов свидетельствует о наличии у хоронящих идеи о загробной жизни. Рыжие лесные муравьи сносят своих умерших товарищей на кладбища, строго определенным образом держа их над собой» [1, 39 – подпись к рисунку].

С какими конкретно гуманитариями тут полемизирует Дольник? Идет ли тут речь о такой полемической уловке, как «чучело»? Мне не известно. Опровергает ли наличие такой поведенческой особенности у муравьев утверждение гуманитариев, если оно имело место? Сомневаюсь. Но давайте поговорим немного о другом.

Что такое гуманитарий в данном контексте? Гуманитарий – это человек, который слишком доверяет своим субъективным выводам, трактовкам, интерпретациям и при этом не приемлет точности, математики, расчетов, вольно трактует факты. Гуманитарий часто не ищет истину, а стремится создать смысл, написать повествование, создать нарратив, нечто сюжетно и идейно оформленное, проще говоря, рассказать сказку.

В гуманитарных науках, действительно, порой важнее высказать оригинальную идею, оформив ее литературным языком, найти неожиданные сходства, различия, связи, чем отыскать факты, установить закономерности, подтвердить гипотезу.

В этом смысле Дольник – чистый гуманитарий, человек, которому, видимо, надоела научная строгость биологии, и он решил развернуться, пофантазировать, дать волю своему воображению, отвечая на вечные гуманитарные вопросы: что такое человек, в чем причины его поступков, как возникли те или иные социальные явления (религия, государство) и т.д.

Я думаю, лжеисторик Фоменко внедрялся в историю со следующими мыслями: «сейчас я – великий математик – покажу этим гуманитариям, что такое история»! Рассуждал ли Дольник похожим образом? Не знаю, но такое предположение мне кажется правдоподобным.

В заключение я бы хотел процитировать Маркова, который, кстати, как и Дольник, склонен к биологизаторству, хотя в случае Маркова речь идет о биологизаторстве менее примитивном и подаваемом в более научной форме.

Итак, вот, что пишет Марков о Дольнике:

«У меня сейчас сын стал интересоваться психологией, поведением, я ему дал книгу Дольника, зная, что там многое неправильно. Тем не менее, книга произвела на него колоссальное впечатление. Я ему сказал главное, что не надо там написанное принимать на 100% за истину в последней инстанции, но ребенок сразу этим загорелся и поступил на биофак МГУ. Он хочет идти на кафедру высшей нервной деятельности, заниматься мозгом, поведением. Т.е. эта книга очень хорошая как популярная книга о науке. Она достигает своей цели, она пробуждает интерес и открывает человеку глаза» [источник].

Что можно сказать по поводу этого пассажа нашего отечественного популяризатора теории эволюции и лауреата премии «Просветитель»?

Во-первых, не могу не обратить внимания на фразу: «тем не менее, книга произвела на него колоссальное впечатление». Тут, конечно, «тем не менее» надо заменить на «закономерно», ведь лженаучные книжки, благодаря своей сенсационности, полемичности, смелости выводов, масштабу обобщений и широте размаха почти всегда производят на читателя куда большее впечатление, чем книги научные, которые избегают догматических восклицаний и однозначных оценок.

Во-вторых, имея папу – доктора наук, можно, конечно, и лженаучные мотивирующие книжки почитать, ведь в случае чего папа поправит. Но что делать тем, у кого рядом нет не то, что доктора биологии, но и просто человека, в ней разбирающегося? Впрочем, даже если сын Маркова поверит в чушь Дольника, это не помешает ему, я думаю, поступить в МГУ…

В-третьих, на мой взгляд, приведенная цитата демонстрирует двоемыслие Маркова, поскольку он, одновременно, пишет [там же]:

«…Дольник не делает различий между научно подтвержденными фактами и своими фантазиями. Т.е. в принципе найти сходство между поведением обезьяны и человека это еще не значит, что мы доказали, что данное поведение у человека является инстинктивным и уходит в далекое прошлое, возникло в результате эволюции. Потому что сходство в поведении могло возникнуть и по многим другим причинам. Оно может быть инстинктивным у обезьяны, но совершенно не инстинктивным и не имеющим никаких генетических основ у человека, а просто возникшим в сходной ситуации, в результате обучения или опыта. Короче говоря, сходство поведения еще не является доказательством.

Чтобы прийти к таким выводам об эволюционных-инстинктивных корнях очень многих аспектов человеческого поведения нужно проводить колоссальную работу. Дольник обычно просто пишет: вот смотрите, как похоже: сорока собирает блестящие штучки и мы любим ходить по пляжу, собирать камушки. Это значит, что у нас инстинкт собирателя».

Повторюсь, что тут речь, на мой взгляд, идет о двоемыслии, ну, или как вариант – о некой сознательно исповедуемой догме: «пусть не научно, зато написано биологом и привлекает внимание к биологии».

Такое вот оно – биологизаторство.

P.S. Книжка ли Дольника надоумила его «идейных преемников» – Протопопова и Новоселова – «великих» биологизаторов в сфере отношений мужчин с женщинами? Или тут нет речи о прямом влиянии?

Мы будем искать ответы на эти вопросы…

ЛИТЕРАТУРА


  1. Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей / В.Р. Дольник. – СПб.: Издательство Петроглиф, 2009. – 352 с.

Еще по теме:


  1. Этология любви?

  2. Тимонова

  3. Олег Новоселов

  4. Олег Новоселов (видео)



Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
"Во-первых, не могу не обратить внимания на фразу: «тем не менее, книга произвела на него колоссальное впечатление». Тут, конечно, «тем не менее» надо заменить на «закономерно», ведь лженаучные книжки, благодаря своей сенсационности, полемичности, смелости выводов, масштабу обобщений и широте размаха почти всегда производят на читателя куда большее впечатление, чем книги научные, которые избегают догматических восклицаний и однозначных оценок."
по моим наблюдениям, альтернативные теории (или лженаучные) эксплуатируют и усиливают и придают авторитетности тем идеям и стереотипам, которые уже существуют в обществе (у потенциального читателя), то есть у человека есть некое смутное представление, что какие-то инстинкты есть, что не всякое поведение его разумное, а есть сильные и не совсем понятные чуства и поступки - и вот в такой книги он получает "ответ": это биология, инстинкты. Его смутные представления получают конкретный образ и развитие. А популярность книги (идеи) зависит от того, насколько в точку попадает автор, насколько распространены вот эти смутные идеи. Если автор пишет что-то совсем забористое и отрванное от реальности, ни книга, ни идея не становится популярной. Идея должны выглядеть правдоподобной и легкой для усвоения и воспроизводства.

и я хочу добавить, что именно правдоподобность не позволяет рядовому читателю, так подробно рассматривать текст, как это сделали Вы. Чтение проходит легко и непринужденно и хорошо ложится на уже существующие убеждения и стереотипы (как минимум, про ландшафт - у жителя гор будет иное представление о том, как ландшафт правильнее)

Вы же не отрицаете эволюционное происхождение человека? Правда? А то я начал сомневаться после последних Ваших постов. Человек, без сомнения, является частью животного мира, и ключ к пониманию психологи лежит в работе мозга и генов, как ни крути. Конечно на Дольника я бы тратить время не стал, а вот Маркова все же стоит почитать.

А вы не путайте происхождение и актуальное состояние.

Маркова читал: к современной научной психологии его книжки имеют весьма малое отношение. Биологией пусть занимается. Это его профиль. Я так считаю.

Да я не Вам советовал Маркова почитать, а Вашим подписчикам. Не сомневаюсь, что Вы ознакомились с его работами перед тем как критиковать, хотелось бы так думать по крайней мере. Кстати в своих работах он постоянно говорит о том, что современный человек в большей степени плод культурной эволюции нежели биологической, и абсолютно все объяснять (а тем более оправдывать!) генами не стоит.

Edited at 2014-10-17 06:04 pm (UTC)

(Deleted comment)
Не переживай: придурки типа Дольника-Протопопова-Новоселова не перестанут быть твоими гуру, даже если я тебе покажу, что у них постоянно происходит скрытая овуляция, и они состоят на учете в психдиспансере.

Edited at 2014-10-17 07:37 pm (UTC)

Александр, постыдились бы!

Александр, ну как Вам не совестно, а ещё кандидат психологических наук ... Вам уважаемый, самому психику не плохо было бы подлечить...или вы её так разгружаете - поливая других грязью, причем абсолютно не обоснованно и я бы даже сказала по профански! А и ещё гордитесь своим иностранным образованием, постыдились бы!

Re: Александр, постыдились бы!

Достойный ответ кандидата психологических наук (с большой буквы) У человека это хобби - разоблачать. А работа - бизнес-тренинги для "эффективных менеджеров" ))

Основная идея Дольника в том, что генов у человека сотни тысяч и для кодирования визуального образа требуется один нейрон => один ген. Так что все можно запихнуть в инстинкты, передаваемые генами.

Но последние научные результаты опровергли такой взгляд. В-общем-то, на этом можно закрыть книгу Дольника, как устаревшую и забавную лишь с исторической точки зрения.

Будет продолжение про Протопопова и Новосёлова?

\\\ Книжка ли Дольника надоумила его «идейных преемников» – Протопопова и Новоселова – «великих» биологизаторов в сфере отношений мужчин с женщинами? Или тут нет речи о прямом влиянии?
Не совсем так. Дольник надоумил Протопопова, Протопопов надоумил Новоселова (последний Дольника ниасилил), а Протопопов читать Новоселова отказался.

Дольник - крут!..

Когда Дольник говорит о том, что когда "на земле" остаются от 3 до 5% "генетических" земледельцев",и вот тогда-то мол земля цветёт и еды - завались, то он неосознанно, а возможно и с умыслом ( преступным ) протаскивает социальный дарвинизм.А именно - вот эти то "особенные люди"( по Достоевскому) "право имеют" землей владеть, а остальные - "неадаптированные", "твари дрожащие" в лучшем случае годятся в батраки. Так что эта лженаука на поверку не так уж и безобидна. Мне кажется, в этом с Дольником вполне согласен один из наших первых "особенных людей" - бывший миллионер, а ныне "апологет сохи" - основатель банка "Алиса" Герман Стерлигов. Только он за наукообразными словами не прячется, а именно агитирует наниматься к нему в батраки.

Эх, не вижу у вас текстов упоминания того, кого называю своим учителем. Льва Гумилева. И рад этому. Но чувствую, что если вы начнете про него говорить, меня не порадует то, что я услышу.
Должен признать, ваши труды заставляют задуматься. Но пока остаюсь гумилевцем. Впрочем, возможно, кто-то решит, что моя интерпретация слишком далека от того, что хотел сказать Лев Николаевич.

  • 1