October 11th, 2016

Психология внесистемной оппозиции

Истеричность, нервозность, бунт, скандал, излишняя социальная активность, неприятие норм, нонконформизм, качание прав, вызывающее поведение, хамство, нарочитое неуважение к согражданам, к целым слоям общества – вот, что характеризует современного российского внесистемного оппозиционера. Причем сами эти оппозиционеры считают, что такие черты, столь одиозное поведение характерны для них потому, что «государство вконец оборзело», а «жулики и воры» настолько притеснили народ, что ему ничего не остается, кроме как хулиганить, истерить, прибивать яйца к мостовой, плясать в храмах и ловить там покемонов, а также на каждодневной основе и с разных аккаунтов травить «ватников» в Интернете.

Но так ли это на самом деле? Нет ли других причин для такого поведения? Какое утверждение более верно: «мы стали фриками, потому что нас не пускают на федеральные каналы» или «вас не пускают на федеральные каналы потому, что вы фрики»?

С моей точки зрения, верно второе утверждение. Дело в том, что городские сумасшедшие, фрики, маргиналы были, есть и будут всегда, вопрос лишь в том, кто поддержит их активность, и куда она будет направлена. Всегда будут люди, мыслящие, выглядящие и ведущие себя нестандартно. Зачастую, кстати, все это проявляется еще в детстве, обостряется в подростковом возрасте и выливается в уже более-менее политически оформленную активность в студенческие годы. Многие подобные персонажи, разумеется, и по окончании вуза (кстати, задача окончания вуза имеет высокие шансы оказаться для этих людей непосильной, и они остаются недоучками, как Невзоров и Понасенков) не выходят из этого возраста, они не взрослеют, не становятся более зрелыми и спустя многие годы, вплоть до своей смерти оставаясь воинствующими подростками, вечными студентами и непризнанными гениями. Посмотрите, в частности, на ныне покойную Новодворскую. Она – настоящий архетип современного внесистемного оппозиционера: нестандартна во всем – в мышлении, в понимании истории, в речи, в поведении, во внешности.

И вот интересно, можно ли в Новодворской отделить недовольство, обусловленное тем, что ее, по-видимому, с детства считали белой вороной и шпыняли, от недовольства, возникшего вследствие здравого, объективного и непредвзятого анализа проблем в политике, экономике и правовой сфере? Что заставляло ее бороться с режимом: невозможность реализации в семье, на работе из-за нестандартной внешности, мышления, поведения, или же объективный анализ ситуации в стране?

Я склонен думать, что Новодворская и подобные ей постоянно испытывают на территории России дискомфорт в силу своих индивидуальных особенностей, а не потому, что наше государственное устройство, наша экономика и правовая сфера так уж плохи. Некоторые из них, возможно, вполне сознательно хотят отомстить стране за то, что ее граждане с детства не принимали, осуждали, возможно даже травили их, хотят бороться с Богом за то, что сотворил их нестандартными, хотят бороться с режимом за то, что он не может найти места приложения сил и талантов столь нестандартных людей. Тут, я думаю, примерно та же ситуация, что с некоторыми женщинами, которые стали активными феминистками, мужененавистницами после нескольких неудачных попыток выйти замуж или неудачного замужества.

Такие с детства неудовлетворенные, озлобленные люди с расшатанной нервной системой, как представляется, опасны сами по себе. Опасны в той мере, в которой стремятся разрешать свои внутренние конфликты во внешнем мире, решать свои личные проблемы за счет общества и государства, искать виновных. Они как бы говорят себе: «раз такой замечательный во всех отношениях человек, как Я, мало зарабатывает, одинок и пр., то эта страна устроена неправильно и ее необходимо преобразовать (читай – разрушить)». Еще опаснее они становятся, если придают своей маргинальности, неустроенности, нестандартности некое экзистенциальное значение, подкрепляют идеологией, особенно, естественно, если эта идеология радикальна.

Ну, а уж если этих людей сбить в кучу и поставить над ними лидера – такого же хамоватого маргинала, который, например, провозглашает себя адвокатом, не имея адвокатской практики, или претендуют на занятие государственных управленческих должностей, не имея релевантного опыта, то они могут устроить в стране настоящий хаос типа того, который сегодня воцарился в несчастной, обманутой и запутавшейся Украине.

Итак, я склонен думать, что внесистемная оппозиционность, носитель которой не пытается стать уважаемым человеком, полезным членом общества и за счет этого победить на выборах, а вместо этого все больше пишет всякие граничащие с экстремизмом вещи в соцсетях и снимает соответствующие видеоролики, а также занимается какой-то подпольщиной, пытаясь устроить в России цветную революцию, обусловлена больше личной историей человека, его нестандартностью, маргинальностью, которую человек не может или не хочет осознать, принять, попытаться сгладить или применить в какой-то социально приемлемой и социально полезной сфере.

Но что с этим делать? Лишать ли этих людей гражданства? Сажать ли за экстремизм? Отправлять ли к психиатрам?

Конечно, нет. Хотя предложить им пройти какие-нибудь курсы реабилитации и ресоциализации, наверное, стоило бы.

Но, разумеется, нельзя подвергать их дискриминации. Нужно всеми силами пытаться терпеть их, разумеется, лишь до тех пор, пока их слова и поступки не становятся явно экстремистскими. Нужно, на мой взгляд, и осуществлять попытки вовлечения этих людей в какую-то социально приемлемую деятельность, отвлекать их от попыток, что называется, «сделать майдан», выводить их из-под влияния нечистоплотных политтехнологов и сомнительных маргинальных лидеров, предлагать им притягательную альтернативу.

При этом, как представляется, необходимо и действовать стратегически, думать о будущем и работать на опережение. Нужно с детства отслеживать таких людей и помогать им стать полноценными членами общества, нужно пытаться воспрепятствовать их маргинализации, необходимо помочь им стать социально адекватными и социально адаптивными, чтобы их талантами могла пользоваться Россия, а не зарубежные кураторы.

Кстати, к такой работе стоило бы подключать и, так сказать, бывших маргиналов – людей, которые были воинствующими фриками и хулиганами, но потом одумались и стали полезными членами общества. Если, конечно, такие люди имеются…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.