Previous Entry Share Next Entry
Как Александр Панчин мою диссертацию критиковал
neveev
Есть в интернете такой персонаж – Александр Панчин, провозгласивший себя научным инквизитором (его ник в ЖЖ scinquisitor - science inquisitor), который, так сказать, решил записать меня в лжеученые. И тут необходимо обмолвиться, что, с моей точки зрения, наука и инквизиция – две вещи несовместные. Действительно, наука занимается установлением истины, а не выявлением и уничтожением неверных, несогласных, инакомыслящих. Впрочем, как станет понятно из дальнейшего изложения, Панчин, действительно, больше инквизитор, борющийся с людьми на основании своих идеологических представлений и мыслящий, по-видимому, в категориях «свой-чужой», чем беспристрастный аналитик.

Но в начале немного необходимой предыстории.

Впервые Панчин решил меня инквизировать, когда я посмел покритиковать его кореша по конференции, проводимой группой в Вконтакте «Ученые против лженауки» (да-да, «вконтактные» группы, не имеющие официального статуса, администрируемые зачастую какими-то анонимами типа пользователя под ником Kaisa Kaisa, и не являющиеся юрлицом, на полном серьезе проводят конференции, претендующие на некий официальный статус), по имени Илья Латыпов. Вот моя запись в ЖЖ, можете почитать и ее и комментарии к ней.

В чем выражалась суть моих претензий к Латыпову? Все очень просто: человек, практикующий научно не обоснованные методы (гештальт-терапию и пр.) и критикующий одни научно не обоснованные построения (системно-векторную психологию) с помощью других научно не обоснованных представлений (психоанализ), выглядит как минимум нелепо.

А в чем заключалась суть претензий Панчина ко мне? Латыпов – хороший человек, он выступал со мной на конференции, в общении он произвел на меня благоприятное впечатление, поэтому критиковать его нельзя, к тому же он тоже кандидат психологических наук, т.е. ваши слова имеют равный вес (!), а вникать в суть проблемы я не собираюсь.

Как видим, речь тут идет о том, что Латыпов – свой, а Невеев – чужой. Вот, собственно, и все. Можете также посмотреть на общественную деятельность и оценить политические взгляды Латыпова...

Позднее Панчин по разным поводам нападал и упоминал меня в весьма негативных контекстах еще несколько раз. А его последний «сокрушительный (как он, видимо, считает) удар» он решил направить на мою диссертацию, которую я защитил в далеком 2010 году, и разбор которой, как, должно быть, считает Панчин, нанесет непоправимый урон моей репутации. Можно предположить, что мотивом для такого пристального внимания к моей диссертации послужил состоявшийся незадолго до этого эфир на телеканале «Мир», который был посвящен гомеопатам и на котором Панчин очень бледно выглядел (и не только на моем фоне), не будучи, как представляется, способен, вести дискуссии в реальном мире и в недружественном контексте.

А теперь давайте перейдем к сути вопроса.

Критика учеными научных работ друг друга – это в целом вполне нормальная практика. Вот, например, часть научной дискуссии между доктором биологических наук Е.Н. Пановым и кандидатом филологических наук С.А. Бурлак. Весьма занимательное чтиво, кстати. Рекомендую. Но вот опускаться до критики диссертации человека – это, как представляется, весьма дурной тон.

Далее. Допустим, у меня вообще нет диссертации, и я не являюсь кандидатом наук. Является ли это запретом на осуществление мною деятельности по популяризации науки и борьбе со лженаукой? Боюсь, что нет. Иначе бы Панчину и другим, как они сами себя именуют, «ученым в законе» пришлось распространить этот запрет на кучу других популяризаторов, которые, кстати, являются или прямыми соратниками, или как минимум представителями той же идеологической ориентации, что и Панчин, а именно:


  • Александр Соколов – не имеет ученой степени, не является биологом, но пишет об антропогенезе и эволюции

  • Александр Сергеев – не имеет ученой степени, сведений о его специальности у меня нет, причем этот товарищ является ни много ни мало членом Комиссии РАН по борьбе со лженаукой, как и Панчин

  • Евгения Тимонова – не имеет ученой степени, сведений о наличии у нее высшего образования у меня нет, вроде как является маркетологом, при этом ролики снимает на биологическую тематику

  • Ася Казанцева – не имеет ученой степени, по образованию, вроде как, биолог

  • Илья Абилов – ученой степени нет, высшего образования, по-видимому, тоже, зато позиционирует себя как друга и соратника Панчина, подробнее об Абилове можно прочитать здесь

  • Михаил Лидин – ученой степени нет, фамилия – вымышленная, сведений о наличии у него высшего образования у меня нет


Далее. Допустим, человек, действительно, когда-то использовал коррумпированность российской науки, чтобы получить ученую степень, но потом по прошествии времени стал открыто говорить об этой коррупции, о проблемах современной российской науки. Должен ли этот человек вдруг перестать говорить? Будет ли его слово менее веским оттого, что он лично столкнулся с коррупцией, с нечестными защитами кандидатских, с махинациями в диссоветах и на кафедрах? Боюсь, что ответ на эти вопросы отрицателен. Более того, именно вклад таких людей и будет наиболее ценным. Похожие вещи, кстати, происходят, например, в сфере реабилитации наркоманов, когда эффективными «реабилитаторами» оказываются бывшие наркоманы, или в сфере борьбы с сектами, когда достаточно эффективно с сектами борются люди, сами побывавшие в сектах, или потерявшие в сектах своих близких.

Кстати, вот один из моих материалов, посвященных проблемам современной российской науки: Лженаука в российских ВУЗах. Обратите внимание: Панчин прокомментировал эту мою статью, причем таким образом, чтобы пнуть гуманитарные науки, теологию и отмазать биологию: мол, у нас, у биологов, все по-другому и гранты получают только весьма достойные люди. Кто бы сомневался…

В обоих случаях, как видим, критика Панчиным моей диссертации оказывается, как минимум, мартышкиным трудом, а, как максимум, – вредительством, профанацией борьбы со лженаукой и популяризации науки.

Что ж, а теперь давайте пройдемся непосредственно по жежешечной записи Панчина посвященной моей диссертации.

В самом начале своего опуса Панчин пишет:

«Уже не в первый раз моя деятельность как популяризатора науки и как ученого, а также деятельность многих моих коллег становится объектом критики психолога Александра Невеева. Причем критика, как правило, носит не столько конструктивный, сколько бранный или клеветнический характер.»

Под многими своими коллегами Панчин, по-видимому, имеет в виду таких деятелей в области «популяризации науки», как Абилов или Тимонова. Вы можете ознакомиться с моей статьей про Абилова, с моим роликом про Тимонову и самостоятельно сделать вывод о том, насколько моя критика обоснована и содержательна.

А еще обязательно посмотрите мою лекцию, прочитанную в «Доме Лосева» для философского общества «Антисфен», посвященную такому тревожному явлению современности, как биологизаторство, в которой упоминается и деятельности Александра Панчина.

Обвинения же, выдвигаемые Панчиным, в том, что какая-то моя критика носит клеветнический характер, голословны. Если Панчин считает, что я кого-то оклеветал, – пусть приведет конкретные примеры. А иначе получается (о, чудо!) что «настоящий ученый» Александр Панчин, как и простые смертные, способен быть голословным.

Затем Панчин снова бросает мне упрек в том, что «у Невеева мало научных статей». Этот упрек, кстати, Панчин бросал мне уже не раз в обсуждениях под различными постами:

«Мне стало интересно разобраться в том, насколько он серьезный ученый. И здесь я представлю результаты своего расследования.

Оказалось, что о научных трудах Александра Невеева не знает ни «Web of Science», ни «Scopus», ни «Pubmed». Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) знает о четырех работах Невеева, включая его диссертацию и автореферат диссертации. Суммарное количество цитирований всех работ Невеева: два. Это при том, что он защитился довольно давно – в 2010 году. Последняя публикация Невеева в РИНЦ называется «Тренинг в организации», и это учебное пособие 2012 года.»


Во-первых, что за термин такой «серьезный ученый»? Является ли он аналогом уже упомянутого мной термина «ученый в законе» или же термина «настоящий ученый», о котором я однажды снял небольшой видеоролик, который я рекомендую обязательно посмотреть?

О чем тут говорит Панчин? О том, что только «серьезный ученый» может заниматься популяризацией науки и борьбой со лженаукой? Но тогда пусть он подсчитает количество научных публикаций того же Ильи Абилова, Михаила Лидина, Евгении Тимоновой и прочих подобных деятелей. Много ли таких публикаций наберется?

Или же Панчин говорит о том, что критиковать его и его корешей – «ученых в законе» – может только другой «ученый в законе»? Но, простите, если Панчин, действительно, так считает, то это и есть инквизиция в худшем смысле этого слова, это деление людей на «своих» и «чужих», это кастовость, клановость и избирательность.

Более того, следуя логике Панчина, можно задаться вопросом о том, а кто, собственно, является «серьезным ученым»? Каковы минимальные требования к человеку, соответствие которым позволяет считать человека «серьезным ученым»? Минимум одна статья, видимая, доступная в «Web of Science», «Scopus», или «Pubmed»? Или одной статьи мало и нужно две? Или три?

Вы знаете, больше всего такой подход мне напоминает подход некоторых борцов с сектами, которые, фигурально выражаясь, на любую, исходящую не от них инициативу по борьбе с сектами, начинают задавать один и тот же вопрос: «кто благословил?», как будто только православные и воцерковленные люди могут бороться с сектами…

Вообще в связи с количеством статей и их связью с «серьезностью ученого» уместно задать еще пару вопросов.

Что если человек пишет не один, а в соавторстве с папой – доктором наук? Становится от этого ученый менее «серьезным»? Должен ли «серьезный ученый» быть скромнее, если его папа преподавал в вузе, где он учился, и является сотрудником учреждения РАН, где он работает?

Но вернемся к моей скромной персоне. Если Панчин считает, что у меня не хватает квалификации для популяризации науки, для борьбы со лженаукой, другими словами, что мои статьи, ролики, выступления на ТВ и радио, посвященные популяризации науки и борьбе со лженаукой, содержат ошибки, то именно на эти ошибки он и должен указать. А не заниматься придирчивым подсчетом моих научных статей.

Другое дело, если бы я заявлял, что работаю в НИИ и занимаюсь научной работой, а это было бы не так. Но ведь я такого никогда и не заявлял.

Кстати, если уж зашла речь о работе в НИИ, в учреждениях РАН, то я снова хочу поразмышлять.

Итак, если мы посмотрим, насколько интенсивно Панчин, как принято говорить, «срется в комментах», в скольких соцсетях он это делает, насколько обстоятельно отвечает на критику, то не возникнет ли у нас вопрос о том, как, собственно, у Панчина остается время на научную работу? Не связано ли наличие такого объема времени, которое можно тратить на споры в комментариях, с тем, что его папа – доктор биологических наук Юрий Панчин, работающий неподалеку от сына, – каким-то образом прикрывает сына или делает что-то еще?..

Есть и еще один момент, связанный с количеством научных работ. Я думаю, чисто количественный подход тут просто не уместен. При таком подходе жизнь ученого превратится в конвейер по написанию статей и монографий. Если же вы хотите более объективно оценить человека и его вклад, то нужно обязательно учитывать качество его работ. Вот, например, Панчин пренебрежительно и вскользь упоминает о моем учебном пособии под названием «Тренинг в организации». Но в этом пособии я постарался вычистить из сферы обучения персонала все глупости и ерунду, убрать все, что противоречит науке. На тот момент, да, по-моему, и посейчас еще, – это единственное такое пособие, а, может быть, и вообще единственная книга, описывающая обучение персонала объективно. Но это Панчина не волнует, ведь Невеев для него, как представляется, враг по умолчанию...

Да и вообще, друзья, неужели сам Панчин не понимает, что смешивает два понятия «человек, работающий ученым» и «успешный популяризатор науки/успешный борец со лженаукой»? Ошибка ли это или же хорошо известный манипулятивный прием под названием «подмена понятий»?

Далее. Одной из основных претензий к моей диссертации со стороны Панчина является то, что он не нашел второй моей статьи, опубликованной в журнале, рекомендованном ВАК для публикации результатов диссертационных исследований. Вот библиографические данные этой статьи:

Невеев А.Б. Специфика деперсонализированных членов реальных контактных групп. — Вестник Университета. — М.: ГУУ, 2008. — №11. — С. 85-88.

Выдвигая это критическое замечание, Панчин допускает сразу несколько ошибок.

Первое. Насколько я помню, на момент защиты моей диссертации требования ВАК к этой процедуре не предполагали наличия двух статей, опубликованных в так называемых «ВАКовских журналах». Достаточно было одной статьи. Я опубликовал вторую статью в «ВАКовском журнале» на всякий случай.

Поэтому вот это утверждение Панчина «с одной статьей защищать диссертацию нельзя даже по формальным признакам» снова является примером голословного утверждения. По-видимому, Панчин не удосужился поднять требования ВАК, действующие на 2010 год, и поспешил проинтерпретировать ситуацию не в мою пользу. Обычно такое происходит, если человек предвзят, если у него включилось не критическое, а так называемое «мотивированное мышление» (wishful thinking), при котором человек пытается не установить истину, а лишь убедительно доказать то, что для него и так очевидно.

Второе. Панчин спешит записать «Вестник Университета» – журнал, в котором опубликована моя статья, – в категорию «журнал класса «мурзилка»», но ведь опубликоваться в такого рода журнале очень просто, поэтому не ясно, зачем бы я решил фальсифицировать свою публикацию.

Более того, записывая «Вестник Университета» в «мурзилки», Панчин упускает из виду и еще одну важную деталь: на момент моей публикации этот журнал входил в список ВАК. Как же могла попасть в этот список «мурзилка»? И моя ли это проблема, если таковое произошло? Я тогда был простым аспирантом и был склонен доверять Высшей аттестационной комиссии при выборе журнала.

В то же время, мне опять не понятно, почему Панчин, Гельфанд и другие деятели «Диссернета»/Фонда «Эволюция»/Комиссии по борьбе и пр. и пр. не займутся чисткой списка ВАК от «мурзилок», а занимаются, несмотря на свой высокий статус «серьезных ученых», какими-то гораздо менее важными вещами: если наш ВАК рекомендует множество «мурзилок», то это куда большая угроза науке, чем генетик-тест или статьи Ермаковой о ГМО.

Но, может быть, Панчиных и прочих «ученых в законе» просто устраивает эта ситуация, когда есть потомственные, настоящие ученые, имеющие доступ к серьезным журналам, а есть все остальные, которые не имеют права голоса, если только не поддакивают «биологизаторам» и «научным атеистам»?

Третье. Я допускаю, что Панчин мог не найти журнал нужный номе журнала «Вестник Университета» в интернете. Но разве «настоящий ученый» на этом останавливается? Вот великий русский ученый Михайло Ломоносов в погоне за знаниями пешком дошел из Архангельска в Москву. Разве физические, бумажные носители информации уже отменили? Или, может быть, Панчин уже сегодня живет в трансгуманистическом будущем, в котором все оцифровано? Почему Панчин не соблаговолил дойти до библиотеки Государственного университета управления, до Российской государственной библиотеки? Что это? Предвзятость? Лень? Чрезмерная вера в силу Интернета? Кстати, такая вера, с моей точки зрения, Панчину, действительно, присуща. Так, например, ориентируясь, по-видимому, на количество лайков и шерингов у его интернетных статей, он даже решил создать собственную политическую партию

Но на самом деле, моя статья была написана. Она была опубликована в «Вестнике Университета». Вот фотографии моей статьи:

[Нажмите и увидите!]








Я допускаю, что Панчин, действительно, не нашел мою статью в интернете, но он ведь и ко мне не обратился с вопросом о наличии статьи. Почему? Потому что его задачей, очевидно, было очернить меня и обвинить в совершении каких-то полностью бредовых вещей – в фальсификации публикации статьи в журнале уровня «мурзилка», которая еще и не нужна была для защиты диссертации.

Далее. Вторая часть претензий Панчина к моей диссертации касается ее математико-статистического аппарата. Давайте рассмотрим его претензии.

Причем в процессе этого рассмотрения давайте не будет забывать о том, что диссертацию я писал не один, а под руководством доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента РАО, декана факультета социальной психологии и заведующего кафедрой теоретических основ социальной психологии МГППУ Кондратьева Михаила Юрьевича, что моя диссертация проходила предзащиту на кафедре, что я защищал свою диссертацию на диссовете (все 16 его членов проголосовали за присуждение мне ученой степени), что авторефераты моей диссертации были разосланы в несколько десятков релевантных организаций (вузы и пр.) – эта процедура нужна специально для выявления нарушений научного метода, что мою диссертацию читали два оппонента и писали свои отзывы, что мою диссертацию читал секретарь Диссертационного совета, что свой отзыв на мою диссертацию писала так называемая «ведущая организация», что после защиты решение диссовета утверждалось уже много раз упомянутой тут ВАК.

Конечно, все эти меры и люди могут не выявить плагиат, на выявлении которого в основном и сфокусирован «Диссернет», на анонимных сотрудников которого ссылается Панчин, но вот утверждать, что все эти люди не заметили «грубых нарушений научного метода», которые тем не менее заметил Панчин, означает, на мой взгляд, проявлять заоблачное самолюбование и самонадеянность.

Итак, математико-статистическая часть.

Во-первых, Панчин упрекает меня в том, что в диссертации не приведена такая часть математико-статистического материала, как конкретные эмпирические данные, средние значения и стандартные отклонения и пр. С моей точки зрения, это тоже минус. Минус хотя бы потому, что это позволило бы, как говориться, ткнуть «настоящего ученого» Панчина носом. К сожалению, мой научный руководитель попросил меня не перегружать текст диссертации математикой. Я пытался не подчиниться его указаниям, но все, кто знали Михаила Юрьевича Кондратьева, легко поймут, почему мне этого сделать не удалось. Кстати, об этой проблеме – плохом отношении современных психологов к математике – я открыто и честно говорю, вот, например, я говорю об этом в своем докладе на первой конференции «Общества скептиков» под названием «Обезнаучивание психологии».

Во-вторых, Панчин упрекает меня в том, что в моей диссертации не указаны статпакеты и статистические критерии и процедуры, которыми упомянутые выше данные обрабатывались. И снова я согласен с Панчиным – это минус. Но, к несчастью, эти данные опять-таки посчитал лишними мой научный руководитель. Возможно, он считал, что такая въедливость ставит под сомнение его авторитет как ученого, что это ставит его в положение человека, которому приходится что-то доказывать, что диссовет и так должен ему верить, ведь он сравнительно недавно этот диссовет возглавлял, а мои данные и результаты их обработки видел воочию. Я не знаю, каков был его мотив, но, тем не менее, я жалею, что не настоял на своем. Впрочем, меня до некоторой степени оправдывает нежелание портить отношения с научным руководителем в преддверие защиты диссертации.

Кстати, кто найдет больше математики и статистики в диссертациях, защищенных под руководством Кондратьева М.Ю., чем в моей диссертации, тот с полным основанием может получить от меня бокал пива по печени.

К несчастью, с 2010 года я поменял уже несколько компьютеров, и упомянутых выше данных по моей диссертации, по-видимому, не сохранилось. Хотя если все это дурное ковыряние или, как любит говорить сам Панчин, «докапывание до мышей» не прекратиться и перейдет на официальный уровень – придется поднапрячься и найти.

В-третьих, Панчин обвиняет меня в том, что в одних местах мы с моим научным руководителем считаем уровень значимости недостаточным для постулирования наличия тенденции, тогда как в других случаях тенденцию все-таки постулируем. Есть грех, что и говорить. Мы проводили исследования, исходя из определенных теоретических посылок. Однако мы проявили честность и не стали искусственно завышать уровень значимости там, где наши теоретические представления подсказывали нам, что тенденция все-таки существует. Но гораздо большим грехом я считаю то, что Панчин предпочел обвинить известного популяризатора науки и борца со лженаукой в фальсификации им его научной статьи, чем проверить все до конца.

В-четвертых, Панчин упрекает меня в том, что мы с научным руководителем используем недостаточно высокий уровень значимости – p < 0,2. Да, я согласен с Паничным, так нельзя было делать. Но, во-первых, я это сделал не сам, а под руководством моего научрука. И опять-таки, по крайней мере, мы не стали писать 0,05 там, где есть только 0,2…

Но если уж Александр Панчин является таким ревнителем статистики, совершенно не понятно, почему он тратит время на оповещение своих подписчиков о том, что он нашел математико-статистические недостатки в моей скромной диссертации. Я не тиражирую результаты своего исследования, а многочисленные популяризаторы науки не строят смелых обобщений и не делают слишком далеко идущих выводов на основе моего диссертационного исследования.

Чего нельзя сказать об исследованиях нейробиологических…

А ведь огромное количество таких исследований было выполнено с помощью статистических инструментов, содержащих ошибку. Вот весьма нашумевшиая статья, посвященная этим ошибкам.

Почему же Панчин не спешит сообщить об этом своим подписчикам? Не логично ли было бы ему как «математическому биологу» сразу сообщить об этой проблеме? Почему он не спешит повлиять на то, чтобы научно-популярные книги, в которых упомянуты такого рода исследования, например, книжки его подруги Аси Казанцевой, был срочно изъят? Неужели потому, что нейробиология с ее отрицанием вклада культуры и общества и превознесением вклада мозга является важной частью идеологии, распространяемой Панчиным?..

Да, в «разгромном разоблачении» Панчина есть еще придирки к стилю моей работы, к тому, что в ней не удалось вычистить все опечатки и технические фрагменты. Но на эти придирки мне даже отвечать не хочется. Скажу лишь о том, что вот такие заявления «серьезного ученого» выглядят просто нелепо:

«Прошу прочитать пассаж и оценить его осмысленность».

Не задумывался ли борец за критическое мышление Панчин о том, что далеко не всегда если он чего-то не понял, в этом, действительно, нет смысла. Впрочем, мне кажется, единственным мерилом наличия смысла, научности и истинности Панчин считает собственное разумение. Возможно, именно это заставляет его периодически с большим научным апломбом влезать на чужую территорию – территорию психологов, зоологов и пр.

Ах да, еще Панчин голословно утверждает, что «ключевые ссылки в диссертации пропущены», а также, прикрываясь неким анонимом из «Диссернета» (насквозь политизированный сетевой проект по борьбе с патриотично настроенными депутатами и другими должностными лицами «путинского режима» путем выявления плагиата в их диссертациях), предполагает, что список литературы к моей диссертации я «просто украл из другой диссертации».

Что ж, с моей точки зрения, все эти придирки и «докапывание до мышей» не снижают ценности моей работы. Об этом, кстати, говорит и сам Панчин: «это не означает, что все выводы диссертации неверны». Да и судить о том, заслуживаю ли я степени кандидата психологических наук, Панчин (слава Богу! А то я уж совсем огорчился…) не берется, оставляя возможность судить об этом некоему «научному сообществу психологов». Уж не психологов ли типа уже упомянутого тут Латыпова, практикующих гештальт-терапию и прочие научно не обоснованные формы психотерапии, Панчин имеет в виду?

Таким образом, с моей точки зрения, Панчин, во-первых, испытывает ко мне негативные чувства, возможно, потому, что я не испытываю к нему пиетета (еще не хватало!), открыто называю его уродцем, евнухом и папинькиным сынком, но ответить мне по-мужски он не может, вот и маскирует свои мстительные выпады под беспристрастный научный анализ.

Во-вторых, Панчин, как представляется, отстаивает интересы своего клана. Как минимум, в этот клан входят воинствующие, т.е. активно распространяющие свои взгляды «научные атеисты» и биологизаторы (а еще в этот клан, по-видимому, входят противники Путина, сторонники Евромайдана, легализации однополых браков и Навального, в общем, «все прогрессивное человечество»). Элитой этого клана, видимо, являются потомственные или не очень «ученые в законе», которым, по-видимому, учитывая название политической партии Панчина, готовится роль мудрых правителей России. Причем защищая эти интересы, Панчин готов всячески изворачиваться и грешить против истины, как это уже было в его конфликте с пабликом Equality или с Александрой Элбакян, недавно ставшей человеком года по версии журнала Nature.

Обязательно почитайте также:

  1. Проблемы популяризации психологии

  2. Науковеры

  3. Пенкоснимательство



Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Я правильно понимаю, что ваш интерес к этой персоне является чисто профессиональным - как психиатра психолога?

Нас же проблемы этого ничтожества лишь забавляют [..]

Да, вы, по сути, правы.

А еще я хорошо знаком с творчеством Босха и люблю его, а Панчин выглядит и ведет себя как типичный персонаж с картин этого великого художника.

Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют © ?

PS А почему вы заскринили мой последний комментарий?

С учетом этого ответа добавил к своему исходному посту дополнительный текст.

====

Update: Александр Невеев привел свидетельство существования второй статьи в печатном варианте. На критику про статистику ответил, что виноват его покойный научный руководитель. Но мне кажется, что человек сам несет ответственность за свою диссертацию.

Я также отмечу, что человеку совершенно не обязательно обладать научной степенью, чтобы заниматься популяризацией науки. Если бы Александр Невеев не бравировал своей научной степенью, едва ли я бы обратил внимание на его работу.

Тут должно было совпасть несколько обстоятельств: крайне некорректное поведение по отношению к оппонентам и плохая работа, использующаяся с целью придания себе авторитета в глазах широкой аудитории.

====

Негативные чувства я, действительно, испытываю. Но вовсе не потому, что требую к себе пиетета. Достаточно корректно вести дискуссию, не переходить на личности и не навешивать ярлыки, чтобы к тебе не возникало таких чувств.

Я бы мог прокомментировать подробней всякие второстепенные моменты, которые тут подняты, но видимо в другой раз, если найду время.

Корректно вести дискуссию

Александру Элбакян вы назвали дурой [..].
А себя вы считаете, очевидно, врачом-общественником? Джентльменом? ©

Re: Корректно вести дискуссию

То было сказано на эмоциях. Я был крайне возмущен ее поведением. Согласен, что это было некорректно.

Re: Корректно вести дискуссию

Тяжело, наверное, вести неравный бой с мракобесием?
Особенно, когда вас окружают настоящие ученые, медленно сжимающие кольцо

Re: Корректно вести дискуссию

Мне очень приятно, что меня окружают настоящие ученые. Мои коллеги, соавторы, коллабораторы.

Re: Корректно вести дискуссию

Простите, но это неправда.

ни Александр Сергеев, ни Ася Казанцева не являются учёными.

Возможно, когда-то учёным был ваш отец. Чьё соавторство и позволяет вам печатать статьи с "научной терминологией" из "Звездных воин"

Надо дополнить еще одной штукой, на которую мне указали коллеги.

Отсутствие статьи на сайте журнала все равно подозрительно. Ранее были примеры, когда на заказ публиковались неофициальные «дополнительные тиражи» журналов, как это было в случае с Андреем Андрияновым. https://lenta.ru/news/2012/11/23/mpgudisser/.

У Андриянова тоже были печатные версии этих статей. Но на самом деле эти статьи не проходили рецензирования и официально не издавались.

таки да, не сошлись выходные данные в автореферате и на скриншоте.


Панчин, вы уже перестали измерять перемещения гор туннельным микроскопом? Человек, который не осознает границ собственной компетентности и при этом лезет поучать других людей и устанавливать границы для них, это невежда, который должен сидеть тихо и прилежно учиться.
В нормальных обстоятельствах.
То, что в российской науке ныне обстоятельства ненормальные, невежду не извиняет и никаких особых прав ему не дает.

Вы к нему слишком строги.
Он же не в науке, а просто рядом трется

Это что-то меняет?..

Если бы он терся, то он бы уже протер себе в голове дырку, и, по Киплингу, в эту дырку могло бы войти немного ума. Не вошло. Значит, отирается.

Трется как умеет

Ну вот, начинали вы за здравие, а кончили за упокой! К чему все эти уродцы, и однополые браки между атеистами в конце опровержения?
Вы тоже не требуете немедленной сатисфакции, а ограничиваетесь писаниной. И апологетом личного успеха, степеней, званий, общего благополучия являетесь как раз вы, и неоднократно использовали этот аргумент за и против тех или иных персонажей, как в роликах, так и в постах.

Критика диссертации хорошая, все по делу, а оправдания в этом посте неубедительные. То виноват профессор, то наводку на ошибку дала неправильная организация, лол.
Если врет Панчин про список литературы, то нужно было ответить предметно, а не разводить конспирологию про диссернет.


Ну, вообще-то, у него пока аргументы меньше страдают некорректностью и переходом на личности.

"входят противники Путина, сторонники Евромайдана, легализации однополых браков и Навального"
Т.е. в спор, касающийся если не самой науки, то её популяризации, вы притягиваете политику и педерастию. Это действительно адекватные доводы?

"открыто называю его уродцем, евнухом и папинькиным сынком"
А это то, чем стоит хвастаться? Это чем-то лучше, чем назвать Элбакян дурой?

"Панчин, во-первых, испытывает ко мне негативные чувства, возможно, потому, что я не испытываю к нему пиетета"
И опять же, у него "негативное чувства" вы всего лишь "не испытываете пиетета", хотя ваши наезды куда жёстче и содержать больше переходов на личности.

"тут необходимо обмолвиться, что, с моей точки зрения, наука и инквизиция – две вещи несовместные"
А вот тут неплохо было бы пояснить, откуда взялось само выражение "научная инквизиция". Вы ведь, наверное, в курсе, что его не Панчин придумал?

"ответить мне по-мужски он не может"
По-моему, в споре даже если и не научном, а околонаучном между двумя популяризаторами, ответ "по-мужски" не является адекватным способом ведения дискуссии.

По-моему, в споре гораздо выигрышнее будет смотреться тот, кто сможет его вернуть дискуссию в конструктивное русло и сможет просто игнорировать личные выпады оппонента.

>Все очень просто: человек, практикующий научно не обоснованные методы (гештальт-терапию и пр.) и критикующий одни научно не обоснованные построения (системно-векторную психологию) с помощью других научно не обоснованных представлений (психоанализ), выглядит как минимум нелепо.

Извините, а можно поподробнее про гештальт-терапию и психоанализ? Мне казалось, что они как раз "научны", хотелось бы просветиться в этом вопросе.

На мой взгляд, имеет место конфликт между обычными учеными, для которых наука - просто род деятельности, и наукопоклонниками, для которых наука - объект религиозного поклонения. Вторые - классическая секта, где из необходимых атрибутов религии отсутствуют разве что обряды. Все остальные же атрибуты присутствуют в полном объеме.

К примеру хорошо развито учение о светлом будущем. В котором люди будут бессмертны. Работать будет не нужно(все будут делать роботы). А людям останется только бороздить просторы космоса. Смиренно учиться у более развитых рас и мудро направлять развитие менее развитых.

Как и во многих сектах, присутствует система разделения свой-чужой, которая основана на согласии с основными положениями учения. Если человек относится к своим, то ему легко прощают отсутствие профильного образования и научных степеней. И снисходительно относятся, если он называет гипотезы - истинами, а отвергнутые теории - принятыми. В конце-концов, он же за хорошее дело борется! Во многих сектах считается позволительным лгать ради доброго дела.

Не в теме конфликта, но с большим интересом смотрю материалы. С науковерами построже надо, они как попы и нам совсем не бро.

Александр Борисович, давно вы не писали хороших и последовательных статей. Жаль, что вы не часто поднимаетесь до такого качественного уровня.

Что касается двухкратного упоминания меня в вашей статье, и даже целой статье про меня, то я попрошу устранить одну неточность, у меня есть высшее образование. Ну правда обидно.

Что касается в целом соломенного чучела которое создал Александр Борисович, стоит отметить что мое образование не естественно-научное, но я никогда и не утверждал что у меня оно есть. Я всегда подчеркивал что я гуманитарий, но люблю науку. Еще одно из моих небольших достоинств, я умею признавать ошибки.

Надеюсь Александр Борисович не заблокирует мое сообщение и исправит неточности в своей публикации.

P.S. кстати, не хочу показать мелочным, но как-то мы сидели с Александром Борисовичем в грузинском ресторанчике на Арбатской за мой счет и Александр Борисович обещал как-нибудь тоже меня угостить. Не хотите вернуть долг мне?

Если бы ты не кичился везде своим кандидатским статусом, то ни у кого бы и мысли небыло проверять твою дисскртацию. Мне Тимонова и Лидин вот напиример свое инквизиторской деятельностью тоже не нравятся, но ты свою инквизиторскую (да да, ты занят тем же чем и они, хоть и пишешь будто инквизиторство это плохо) прикрываешь степенью и своей "настояще учёностью", "учёностью в законе". И глупо теперь отмазыватся что ты мог бы говорить и без степени. Мог и слушали бы. Может на тв не так охотно звали. но наютьюе слушали бы кактех же Лидина и тимонову... Но ты каждый ролик начинал с того что проявлял гордость своим кандидатским статусом и пальцы гнул (ролик как ты гнёшь пальцы Панчин в ту статью вставил даже)... Вот теперь пожинай плоды своей гордыни.

"К несчастью, с 2010 года я поменял уже несколько компьютеров, и упомянутых выше данных по моей диссертации, по-видимому, не сохранилось".

Хитро-хитро. Но какая удивительная легкомысленность в отношении своего magnum opus ("я - кандидат психологических наук")! Теперь уже не прикопаешься - данные для проверки как бы представлять не нужно. Удар на упреждение. Но фактически это означает следующее: диссертации нет, так как достоверность исходников, которые чудом "не сохранились", вызывает сомнения. Ваш источник, кандидат Невеев, теперь попросту ненадежен, и ссылаться на него вашим коллегам просто неразумно. Ваше "исследование" теперь находится вне научного поля.

Кстати, пассаж про строгого научрука, который просил "не перегружать", просто смехотворен (и как вовремя он умер - уже не уточнить)). Исходные данные можно было вынести в приложения (если уж так сс**ись ста**ера), чтобы не "перегружать" основной текст ВАШЕГО исследования. Или разместить на веб-ресурсе, а в тексте дать ссылку. Вы прямо как вчера родились, ей-богу.

Следующее. На конец 2009 года - начало 2010 года требования ВАК касались строго двух статей. Минимум. Чем больше, тем лучше. Но для "двоечников" было такое послабление. Стыдно полагать свою аудиторию идиотами, частное лицо Невеев.

"наши теоретические представления подсказывали нам, что тенденция все-таки существует"

Это и есть подход ad hoc, в использовании которого вас упрекал Панчин. Но я скажу больше. Такое морозить - палево. "Низкий сорт, нечистая работа": "Если эмпирические данные противоречат теории, тем хуже для эмпирических данных".

Фактически вы признаетесь в том, что стали подгонять эмпирические результаты под ваши теоретические воззрения. Это фальсификация. Теория должна объяснять явления, а не делать вид, что их не существует.

"И опять-таки, по крайней мере, мы не стали писать 0,05 там, где есть только 0,2…"

Так бы и написали: работу проделали, связи не увидели. Как правильно отметил Панчин, вероятность ошибки первого рода тут слишком велика.

Хорошо, что ваш спор с Панчиным обнажил легковесность и беспомощность вашего исследования.

Вот еще пассаж не заметил: "Панчин обвиняет меня в том, что в одних местах мы с моим научным руководителем считаем уровень значимости недостаточным для постулирования наличия тенденции".

Вы вдобавок еще не разобрались в том, что такое уровень значимости, а что - p-value, которая в вашей работе используется. Очень плохо, не понимаете основ.

  • 1
?

Log in