[sticky post]О моем ЖЖ
neveev
neveevЯ - Александр Невеев - кандидат психологических наук. Последнее, кстати, мало что значит в современной России, поскольку такую степень имеют и множество фриков, лжеученых и просто людей, в науке ничего не смыслящих. Да что там кандидаты - таких и среди докторов полно. Вон лжеисторик Фоменко вообще доктор физ-мат наук и академик РАН.

Так что ориентируйтесь на качество моих материалов, а не на степени и регалии.

Мой ЖЖ заполнен материалами по современной научной психологии, а также по различным лженаукам, лжепсихологиям, с моей точки зрения, достойным осуждения.

Я веду свой ЖЖ сам, поэтому он заполняется не равномерно, а в соответствии с моим настроением. Поэтому, например, даже политота в нем попадается.

Важно! Везде в моем ЖЖ, где нет прямых ссылок на фактологические источники, научные исследования и пр., я высказываю свое субъективное мнение, делюсь своими субъективными впечатлениями.

Баню редко, троллей не люблю, но пропускаю их через мясорубку своих комментов не часто - так что не бойтесь. В дискуссии в комментах вступаю крайне редко. Вообще, при общении в Интернете я придерживаюсь целого ряда оригинальных правил. Очень рекомендую с ними ознакомиться.

Подписывайтесь на меня везде, где только можете, ибо этим Вы наглядно продемонстрируете разнообразным лжеученым, фрикам, лжепсихологам, что в России живут не только их потенциальные адепты и жертвы:

На канал обязательно подпишитесь, поскольку я не только фото-, но и видеогиеничен :) и очень скромен.

Можете также посмотреть телевизионные программы с моим участием.

[Читать еще...]

psycompassИ обязательно посещайте сайт ПсиКомпас.рф, специально посвященный современной научной психологии, когнитивным искажениям, борьбе с лжепсихологией. Я не всегда успеваю делать с него репосты сюда.

Мои услуги. Хотя я психологически консультирую и занимаюсь коучингом (в свободное от основной работы время), но клиентов по сети не ищу. В то же время, если Вам повезет (совпадет наличие времени и наличие желания) - Вы сможете стать моим клиентом. Если Вы решили ко мне обратиться, то лучше писать мне на почту ab@neveev.ru

Кстати, я предпочитаю именно коучинг, под которым я понимаю не что-то абстрактное, а вполне конретную работу, направленную не на решение психологических проблем (жевание соплей и поливание слезами жилеток), а на интенсификацию Вашего бизнеса, карьеры, вообще на повышение Вашей социальной состоятельности.

И между прочим, если исходить из того, что многие психологические проблемы обусловлены именно социальной несостоятельностью, то мой подход весьма логичен.

Помощь пострадавшим. Я всегда опубликую Ваши материалы, о том, как Вы или Ваши знакомые, родственники обожглись на услугах психологов, эзотериков, попали в секту или на сомнительный тренинг, типа тренинга личностного роста. Дело в том, что откровенный рассказ о личном опыте может повлиять на людей куда сильнее, чем анализ, проведенный специалистом.

Так что не бойтесь, не стесняйтесь и присылайте!

Кроме того, если Вы пострадали от психологов, лжепсихологов, сект, тренингов, я всегда готов помочь Вам психологически. Причем изначально речь идет о бесплатной помощи. Но, естественно, в том случае, если такого рода помощь будет отнимать у меня слишком много времени, мне, естественно, придется за нее брать какие-то деньги.

Вообще, что бы Вы ни делали, всегда помните: человек должен быть разумным.

Девиз моего ЖЖ - Sapientia est potentia ("сапиенция эст потенция") - может интерпретироваться разнопланово ;)


А теперь позвольте Вам предложить небольшой путеводитель по моему ЖЖ.

Статьи, с которых я начал свою борьбу с лженаукой:


  1. Как работает лженаука о душе.

  2. Почему кажется, что лженаука работает?

  3. Ошибка субъективного подтверждения.

  4. "Пусть не научно: зато работает!"

По многим вопросам, изложенным в этих статьях, я уже существенно продвинулся, но статьи эти до сих пор остаются весьма информативными.

Довольно полезные (и более свежие) статьи по лженауке:


  1. Приманки лженауки.

  2. Как защищаются адепты лженаук?

  3. Иллюзия эффективности.

  4. Наивная проверка.

А вот статьи, в которых я прохожусь по кокретным лженаукам и лжепсихологиям:


  1. Примеры лженаучности НЛП: якорение.

  2. Лженаучность соционики.

  3. ТРИЗ – очередная лженаука, обозначаемая аббревиатурой?

  4. Трансперсональная психология.

  5. Лженаука тарология.

  6. Дольник, или Непослушное дитя орнитологии.

Статьи про деструктивные, опасные тренинги:


  1. Признаки деструктивного тренинга.

  2. Как тренинг сводит с ума.

Статьи про психотерапию, психотерапевтов и психологов:


  1. Психотерапевтические фрики.

  2. Психолухи в интернетах (с примерами).

  3. Сущность гештальт-терапии.

  4. "Впаривание" проблем, или Как нам навязывают психологические услуги?

  5. Поппер против Фрейда.

  6. Как выбрать психолога?

Ну, и про популяризацию науки, просвещение, скептицизм:


  1. Скептик или нигилист?

  2. Популяризация, просвещение, пропаганда.

  3. Проблемы популяризации психологии.

Также Вас могу заинтересовать реальные истории (про лженауку, лжепсихологию, секты), которые мне присылают мои дорогие подписчики, в том числе, пострадавшие от лженаук, сект, гуру, шарлатанов, и которые я всегда стараюсь опубликовать.

Дальше - в помощь поиск Google, поиск по журналу и облако тегов. Также рекомендую мой личный сайт: neveev.ru - там тоже много интересного. Ну, а про ПсиКомпас я уже говорил.

Vale!


Ученые против теологии?
neveev
1 июня 2017 года в России была защищена первая кандидатская диссертация по теологии. Защищался священник по имени Павел Хондзинский, а тема диссертации звучала так: «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского».

Помимо прочего это историческое событие стало заметным, поскольку на диссертацию, защита которой, нельзя не отметить, успешно состоялась, поступило пять отрицательных отзывов от биологов. Таким образом, возникла ситуация, которую некоторые обозначили как «ученое сообщество выступает против признания теологии научной специальностью».

Но соответствует ли действительности это обозначение? На самом ли деле ученые России выступают против теологии?

Давайте разбираться.

Первым с негативным отзывом на автореферат диссертации выступил доктор биологических наук Юрий Панчин (на фото). Что это за ученый? Является ли его мнение стандартным для российских ученых в целом или хотя бы для российских биологов?

Боюсь, что Юрий Панчин, скорее, является ученым, мягко говоря, особого рода, мнение которого, а также выбираемые им способы действия представляют собой весьма и весьма специфический случай.

Дело в том, что Юрий Панчин является, если так можно выразиться, хроническим борцом с религией. В частности, он является соавтором (причем, по-видимому, ключевым) весьма неординарной, с моей точки зрения, научной статьи, опубликованной в довольно специфическом американском научном интернет-журнале под названием Biology Direct (среди главных редакторов этого журнала можно увидеть Евгения Кунина – русского эмигранта, который учился на биофаке МГУ и, по-видимому, знает Юрия Панчина лично; между прочим, Юрий Панчин и сам какое-то время жил и преподавал в США).

Кстати, другим соавтором этой статейки является сын Панчина – Александр Панчин – еще один хронический борец с религией (у четы Панчиных, как я понял, это что-то вроде семейного подряда), блогер, называющий себя научным инквизитором, член фонда «Эволюция» и Комиссии по борьбе со лженаукой (КБЛ), придерживающийся мнения о биологической обусловленности, т.е. естественности гомосексуализма.

Чем примечательна эта статья? Тем, что в ней выдвигается интереснейшая гипотеза: люди совершают религиозные ритуалы не под влиянием культуры, общества, воспитания, не по зову сердца и не благодаря рациональным выводам. Нет! На самом деле, люди совершают ритуалы под влиянием особых паразитов, которые управляют поведением человека примерно так же, как паразитический плоский червь Ланцетовидная двуустка (Dicrocoelium dendriticum) управляет поведением зараженного муравья, заставляя его не возвращаться в муравейник, а подниматься по травинке и замирать, ожидая, пока травку съест корова.

Не правда ли, интересная идея? Верующие-то на самом деле заразны! Более того: сама религия существует только для того, чтобы передавать неких загадочных, еще не открытых наукой паразитов!

Конечно, кто-то скажет, что тут речь не о борьбе с религией и не об информационном вбросе а-ля «Британские ученые установили, что верующие заразны», а о подлинно научном исследовании. Но тогда возникает вопрос: а почему эта гипотеза до сих пор не проверена ее авторами? Статья-то опубликована еще 2 июля 2014 года.

Нет, ну правда, и Юрий Панчин, и его сын – Александр Панчин позиционируют себя как больших ученых, которые успешно получают гранты на свои исследования. Так, неужели же за три года им не удалось отыскать средства на проверку своей гипотезы? Вот, Александр Панчин недавно получил премию «Просветитель» в размере, если не ошибаюсь, 900.000 рублей…

Да и фонд «Эволюция», этот наследник фонда «Династия» – детища олигарха Зимина, занимающийся, с моей точки зрения, антирелигиозной пропагандой под прикрытием научного просвещения, позиционирует себя в качестве довольно успешного игрока на ниве краудфандинга (сбор пожертвований с пользователей интернета). Неужели трудно собрать с помощью этого фонда средства, необходимые для проверки столь смелой гипотезы? Разве не хочется фонду «Эволюция» умыть, наконец, всех этих «тупых верунов» и показать им, что их верования – это не более, чем «внушения» паразита?

Что это за ученые такие, которым не интересно проверить, правильно ли они предположили или нет? Что это за ученые, которые останавливаются в шаге от открытия, имеющего все шансы стать эпохальным?

И потом, ладно бы Панчины написали статью, высказали предположение и забыли, но ведь Александр Панчин активно распространяет информацию об их с папой гипотезе: рассказывает о ней на различных встречах и конференциях, дает различные интервью, пишет о ней в своем блоге. Эта активность даже привела, как я слышал, к тому, что среди ряда так называемых «новых атеистов» (в основном, как видится, эта категория представлена, фигурально выражаясь, атеистической сетевой «школотой») прижился своего рода эпитет «токсоплазмы съели мозг», который используется по отношению к верующим (токсоплазмы – это, так сказать, один из кандидатов Панчиных на роль «религиозного паразита»).

Таким образом мы видим, что панчинская гипотеза распространяется весьма активно, но при этом Панчины не делают ничего, чтобы эту гипотезу объективно проверить.

И вот такого рода люди, которые, как мне кажется, не стесняются использовать науку для легитимизации сомнительных идей, берутся кого-то критиковать за некое несоответствие критериям научности…

Я допускаю, что Юрию Панчину очень дорог его статус естественника (видимо, дорог до степени естественнонаучного шовинизма), и он, действительно, остро переживает наличие различных лженаук в нашей стране. Но постойте, почему тогда Панчин не борется с целым рядом явных проявлений лженауки и сомнительной науки?

Почему, например, Юрий Панчин не засыпал письмами Президиум РАН в связи с избранием в членкоры РАН сомнительного деятеля по фамилии Эпштейн (подробности по ссылке)? Почему не рассылает отзывы на работы таких ученых, как Скулачев и Ямсков (подробности)? Почему, наконец, научность статей такого одиозного деятеля, как Сергей Савельев поставлена под сомнение никому не известным ученым Константином Лесковым, а не «бывалым борцом за научность» Юрием Панчиным? Кому, как не доктору биологических наук критиковать другого доктора биологических наук? Тем более, что Сергей Савельев достаточно широко тиражирует свои сомнительные с научной точки зрения идеи в СМИ.

Я думаю, причины того, что Панчины и им подобные деятели критикуют прежде всего религию и теологию очевидны. Мне представляется, что тут мы имеем дело с чем-то вроде классовой борьбы. Юрий Панчин, по-видимому «классовым чутьем пролетариата» чует религиозную составляющую и смело бросается на нее, как Шариков на кошек.

Разумеется, о причинах такого рода ненависти к религии можно только гадать.

Ну, а что по поводу четырех других биологов – критиков диссертации по теологии? Эти люди еще не засветились так сильно, как Панчин на ниве «классовой борьбы» с религией, и я рискну предположить, что отзывы их попросил написать лично Юрий Панчин, от которого эти люди, возможно, в том или ином смысле зависят (например, возможно, он им нужен как рецензент, или он помогает им получать гранты). Косвенным подтверждением моей гипотезы может являться то, что эти четыре отзыва поступили, если не ошибаюсь, уже через некоторое время после того, как на сайте Общецерковной аспирантуры и докторантуры был опубликован отзыв Панчина.

В любом случае, активная борьба с религией – это вовсе не то, чем занимается большинство российских ученых. Такой борьбой занимаются весьма специфические люди с весьма специфическими бэкграундом и представлениями. Тусуются эти «ученые» преимущественно вокруг фонда «Эволюция», КБЛ и группы в «Вконтакте» под названием «Ученые против лженауки». Лично у меня все эти «ученые против религии» никакого доверия не вызывают.

Хотелось бы рассмотреть и собственно некоторые из претензий Панчина к диссертации по теологии.

Начнем с того, что теология – это специальность, преподавание которой и защиты по которой в цивилизованном мире не прекращались. Это в России теология выпала из системы образования и науки во времена советской власти. По теологии пишутся диссертации в таких вузах, как Оксфорд, Кембридж, а также в вузах, входящих в Лигу плюща (все это престижнейшие вузы, признанные во всем мире), в частности – в Йельском университете, который прославился в России тем, что там учился Навальный.

Кстати, очень интересен в связи с нашими баранами герб Йеля:



Думаете, еврейским квадратным письмом на этом гербе написана какая-нибудь научная формула?

Да нет. Там приведены слова из Торы, обозначающие две ключевые принадлежности первосвященников иудейских – загадочные урим и туммим (там так и написано: "урим ве-тумим", кстати, раввины до сих пор спорят по поводу того, что это за штуки такие; есть и каббалистические трактовки этих коэнских атрибутов).

Почему же Юрий Панчин срочно не напишет в Йель, чтобы этот вуз спешно привел свою символику и образовательные программы в соответствие с прогрессивными общеевропейскими принципами отделения религии от государства и свободы совести?

Теология – это значимая часть европейской культуры, и возвращение России к европейским стандартам в этой области нельзя не поддерживать. Как минимум, теперь появляется еще один канал общения и взаимодействия русских ученых с учеными Европы и США. И возможно, в скором времени мы придем к тому, что в России будут на регулярной основе проводиться престижные международные теологические конференции.

Но все это, видимо, ничуть не радует Панчина, ему гораздо интереснее придираться к первому российскому диссертанту по теологии по поводу того, что он не счел нужным в своей диссертации поговорить о том, что Филарет Московский был масоном, что о Филарете были и негативные мнения, а также не стал заниматься пересказом межличностных склок и исторических анекдотов типа анекдота про «филькину грамоту». Но разве диссертация Павла Хондзинского посвящена моральному облику Филарета или слухам, которые о нем ходили, или склокам, которые имели место? Нет, диссертация посвящена богословской проблематике.

Или Панчин считает, что аморальный человек, каким, видимо, Панчин считает святителя Филарета Московского, не может успешно решать богословские проблемы? Если да, то Панчину еще предстоит применить к самому себе такие нарочито подчеркиваемые им принципы, как nullius in verba, отсутствия личностного отношения к предмету исследования и пр.

Вызывает большие сомнения и основная, с моей точки зрения, претензия Панчина, повторенная, кстати, и в отзывах других биологов: мол, нельзя в качестве метода научного исследования приводить личный опыт веры. Но разве Павел Хондзинский сделал хоть один вывод в своей диссертации на основе лишь своего  опыта веры? Разве был в его диссертации хоть один фрагмент, построенный по схеме «да, Филарет об этом ничего не писал, но мой опыт веры подсказывает мне, что подразумевал он именно это»?

Впрочем, у меня нет времени анализировать все притянутые за уши претензии Панчина к теологической диссертации. Да это и не имеет смысла: любой подросток знает, что если человек в чем-то убежден, то он всегда отыщет доводы в пользу своих убеждений. В науке это называется «мотивированное мышление» (wishful thinking).

Что ж, в заключение, я хотел бы повторить, что, несмотря на отрицательные отзывы группы биологов, диссертация по теологии была успешно защищена. Теология в России будет развиваться теперь и как официально признанная научная специальность. И вовсе не потому, что у нас происходит мифическая «клерикализация».

Теология будет развиваться в России потому, что она ничем не хуже филологии или философии. Или кто-то считает, что писать диссертации, построенные на сопоставлении того, что написал Пушкин, с тем, что написал Лермонтов, или на сопоставлении текстов Витгенштейна и текстов Дюгема можно, а вот диссертации, построенные на сопоставлении того, что писал Иоанн Златоуст, с тем, что писал Иоанн Дамаскин, нельзя??

Вдобавок, повторюсь, возвращая теологии официальный статус, Россия избавляется от некоторых советских перегибов и возвращается к более соответствующей мировым стандартам системе образования и науки, подчеркивая свой статус европейской державы.

Ну, а оголтелым, хулиганствующим противникам религии следует помнить, что религия – это часть культуры, это социальный институт, имеющий более, чем тысячелетнюю историю, и ни книжками Докинза, ни отзывами и статьями Панчина, ни роликами Тимоновой, ни «срачами в комментах» с киданием ссылок на исследованиятм эту ситуацию не изменить.


Почему психологи ударяются в эзотерику?
neveev
Что такое эзотерика? В широком смысле – это всего лишь причудливое сочетание или, лучше сказать, гремучая смесь субъективизма, иррационализма, интуитивизма и супранатурализма, с помощью которой люди ищут и, как этим людям неизменно кажется, находят, во-первых, особые состояния человека и его организма и, во-вторых, специфические, как правило, легкие, хитроумные, обходные, секретные, а зачастую и откровенно магические пути достижения этого состояния.

Почему же многие психологи сегодня ударяются во все это?

Первый и самый простой ответ на этот вопрос заключается в том, что психолог хочет зарабатывать деньги. А чтобы деньги заработать, надо следовать за пожеланиями клиента. Спрос, как известно, рождает предложение. Ну, а спрос на эзотерику, запрос на всяческие хитроумные способы расширения сознания, достижения личностного роста, обретения здоровья, долголетия, гармонии и счастья сегодня весьма и весьма выражен. Соответственно, психолог, видя, что клиент хочет снять венец безбрачия или очистить сосуд кармы, смело предлагает ему эти услуги.

Причем целый ряд психологов, пошедших по этому пути, на самом деле, в эзотерику не верят, субъективизмом и иррационализмом вроде бы не страдают, напротив, они, по-видимому, кажутся себе чрезвычайно объективными и рациональными и воспринимают все эти эзотерические «методы» как своего рода динамическое, процедурное плацебо, как театр, как антураж, который помогает клиенту там и тогда, где и когда клиент во всю эту атрибутику верит. Мол, считает клиент, что в его ситуации поможет только чистка энергетических каналов и чакр, значит, надо для него эту чистку каналов и чакр инсценировать.

Конечно, идея о том, чтобы поискать или, тем более, самостоятельно провести исследования, в которых бы объективно проверялась правомерность утверждения, что инсценировка чистки чакр помогает клиенту, который верит в чакры и возможность их очистки, таким психологам, видимо, не приходит, что ничуть не мешает им считать себя объективными, рациональными и даже «сторонниками естественнонаучного подхода в психологии».

Замечу для тех, кто не совсем понял, в чем тут собственно проблема: для применения «метода» мало верить в его эффективность или считать его эффективным; любой метод перед применением необходимо вначале объективно проверить, причем объективной проверкой психологического или медицинского метода является именно правильно проведенное научное исследование с формированием репрезентативной экспериментальной выборки (рандомизированной), специальным контролем точности и объективности получаемых данных и математико-статистической обработкой, а не чисто умозрительной интерпретацией этих данных.

Но это было бы еще полбеды, если бы все ударившиеся в эзотерику психологи считали оккультно-эзотерические «методы», процедуры, ритуалы и церемонии не более чем «лечебной инсценировкой» и «процедурным плацебо». Сегодня, к сожалению, огромное количество психологов в эзотерику по-настоящему верят.

Как же так получается? Разве не должно высшее образование формировать научную картину мира, прививать человеку рационализм, стремление к точности и объективности?

Про образование в целом и его облагораживающее разум влияние разговор можно даже не начинать. Достаточно вспомнить огромное количество физиков, химиков, биологов, которые ничтоже сумняшеся занимаются эзотерикой и оккультизмом, чтобы понять, что даже математизированное, строго естественнонаучное образование не является само по себе достаточным условием для преодоления субъективизма, иррационализма и супранатурализма.

Но вот о проблемах психологического образования тут нельзя не сказать.

Главная проблема современного психологического образования в России состоит, с моей точки зрения, в том, что будущим психологам не показывают разницы между наукой и донаукой, между наукой и лженаукой, между доказательным знанием и умозрительными построениями, между экспериментом и размышлениями. Современные психологи, по-видимому, не видят той принципиальной разницы, которая существует между работами Скиннера и работами Фрейда, между деятельностью Эббингауза и деятельностью Джемса, между учебниками Майерса и большинством учебников по психологии, написанных отечественными авторами.

Да и вообще науке, научным методам, математике современных российских психологов практически не учат. Современный психолог, фактически, на занятиях получает лишь две формы «психологии». Во-первых, скучную, марксистскую, занудную «советскую психологию» с бесконечными спорами о терминах и чисто спекулятивными рассуждениями о деятельности и сознании, которая, по-видимому, почти не имеет выхода в практику (на ней не заработаешь). И, во-вторых, веселую, мнимо свободную от идеологии, интересную «западную психологию», сведенную в рамках нашего психологического образования к набору чисто умозрительных концепций, сформулированных Фрейдом, Юнгом, Адлером, Хорни, Перлзом, Берном, Франклом, Фроммом, которая еще и имеет прямые выходы в практику в виде различных форм психотерапии.

При этом собственно научная психология проходит мимо большинства студентов-психологов, которые в итоге так и не приобретают понимания того простого факта, что умозрение, субъективизм, расплывчатые понятия, не имеющие операциональных определений, нарушение двойного слепого метода, нерепрезентативные выборки, отсутствие контроля, отсутствие математико-статистической обработки данных ведут к произвольным трактовкам, ошибкам и заблуждениям, приводят к формированию мифов о человеке, а не к открытию подлинных закономерностей, действительно лежащих в основе функционирования психики.

Такого рода странное преподавание психологии я называю обезнаучиванием психологии. С некоторыми примерами обезнаучивания психологии вы можете познакомиться, посмотрев мою лекцию.

И в результате такого обучения, в результате обезнаучивания психологии мы, по сути, просто придаем подлинно научный статус необоснованным спекуляциям, мифам и чисто умозрительным концепциям, а вместо подлинной науки знакомим студентов-психологов со лженаукой, вбиваем им в головы различные лжепсихологии (замечу, что со списком лжепсихологий можно ознакомиться по ссылке).

Поэтому студент-психолог, вполне может подумать, что одни умозрительные концепции (психоанализ, гештальт-терапия, трансакционный анализ) попали в программу курса просто потому, что это более экзотерические, более наукообразные подходы, тогда как йога, цигун и сибирский шаманизм не попали в программу не потому, что это лженаучные и шарлатанские методы, а просто потому, что это все подходы более эзотерические, доступные лишь продвинутым, духовно одаренным и даже посвященным.

Ну, а подумав таким образом, выпускник психологического факультета или института может вспомнить все то, что он читал до поступления в вуз (книжки по йоге, цигуну или сибирскому шаманизму) и начать активно это применять. Например, если он увлекался картами таро, значит, после обучения в психологическом институте станет таро-психологом (ну или аналитическим психологом – адептом Юнга, разница тут, поверьте, не слишком существенная, да и то чисто формальная, а не сущностная), увлекался астрологией, значит, станет, астропсихологом (да-да, сегодня и такие есть), увлекался индуизмом – станет ведическим психологом, увлекался шаманизмом – будет приглашать клиентов на камлания в тайгу, но возможно, не с целью опуститься в Нижний или подняться в Верхний мир, а с целью вступить в контакт с коллективным бессознательным, зачитывался Лазаревым – будет помогать клиентам диагностировать, а затем и очищать карму.

Ну а что? На занятиях же разбирали Фрейда: жил себе мужик и вдруг открыл, что, оказывается, есть у человека бессознательное, содержания которого надо выявлять и осознавать. А чем, в сущности, Лазарев хуже Фрейда? Тем, Что Фрейд был врачом, а Лазарев – нет? Да нет, нет никакой разницы, ведь Лазарев – это тоже мужик, который вдруг открыл, что есть карма, которую надо диагностировать и чистить. Работы Лазарева тут даже солиднее выглядят, ибо опираются на мудрость древних – о карме-то еще в Ведах написано...

Или студент-психолог может задать следующие вопросы:


  • если можно предлагать клиенту увидеть что-то в кляксах Роршаха, то почему нельзя попросить его вглядываться в хрустальный шар или попытаться различить сигнал из подсознания в кофейной гуще?

  • если можно просить клиента раскладывать цветовые карточки Люшера или портреты Сонди, почему нельзя попросить его разложить карты таро или триграммы Книги перемен?

  • чем вопрошание подсознания отличает от вопрошания духов, тем более что в аналитической психологии Юнга или в трансперсональной психологии духи признаются архетипами и помещаются именно в подсознание (индивидуальное, коллективное и пр.)?

Кстати, к чести современных психологов нужно отметить, что принципиальной, сущностной разницы между учением Фрейда и учением Лазарева, между разглядывание клякс Роршаха и разглядыванием кофейной гущи, между раскладыванием цветовых карточек Люшера или портретов Сонди и раскладыванием карт таро или триграмм Книги перемен, между вопрошанием подсознания  и вопрошанием духов действительно, нет. И там, и там – сплошные необоснованные спекуляции, умозрения, излишнее доверие собственным выводам, отсутствие экспериментальных подтверждений, нефальсифицируемость.

«Да, но психоанализ же реально помогает!» – заявит кто-то.

«Так и диагностика кармы помогает!» – скажу я.

Не верите? Придите на лекцию Лазарева (или любого другого явного эзотерика) и поспрашивайте слушателей – там у каждого история чудесного исцеления, а в ряде случаев и не одна.

Между прочим, если вас заинтересовала проблема отсутствия принципиальной разницы между спекулятивной психологией и эзотерикой, рекомендую прочесть мою статью под названием «Психологический оккультизм».

Итак, я считаю, что многие психологи ударяются в эзотерику из-за обезнаучивания психологии, процветающего в нашей стране.

Вдобавок, не стоит забывать и о противоположной ситуации, когда эзотерик, экстрасенс, народный целитель, шаман, колдун, маг, йог, преданный Кришны получает психологическое образование или просто объявляет себя психологом (да-да, сегодня и такое возможно и встречается сплошь и рядом) с целью легитимизировать свою практику, сделать ее более наукообразной и солидной. Такого рода трюки, собственно, возможны тоже постольку, поскольку психология у нас обезнаучена, а от специалиста-психолога клиент требует не полученных в результате научных исследований данных, а применения чудодейственных методов, которые должны решить все психологические проблемы.

Если вас не устраивает эта ситуация, если вы выступаете против обезнаучивания психологии, я приглашаю вас к сотрудничеству. Пишите мне на почту ab@neveev.ru

Также буду очень рад, если вы сообщите мне о случаях обезнаучивания психологии, которым вы стали свидетелем, обучаясь в вузе или в какой-то иной ситуации.

Еще по теме:


  1. Бессознательное

  2. Психологические травмы

  3. Гипноз



Йога – это просто гимнастика?
neveev
А что собственно такое эта «просто гимнастика»? Видимо, под этим словосочетанием подразумевается определенная физическая, телесная активность, которая а – безвредна, и б – полезна для того, кто эту активность осуществляет. В частности, под «просто гимнастикой», по-видимому, понимается некое средство от гиподинамии – этого бича современных офисных работников. Мол, подвигался полчасика и преодолел негативные эффекты сидячего образа жизни.

Существует ли вообще такая гимнастика (не особо напряжная, но при этом полезная), я не берусь судить. В частности, я не знаю, насколько полезна и полезна ли вообще утренняя зарядка. Впрочем, если считать утреннюю гимнастику разминкой перед походом по заледенелому асфальту к метро, то, наверное, она полезна: плохо споткнуться из-за неспособности еще не проснувшегося тела компенсировать потерю равновесия, да и упасть не размятой спиной на лед весьма неприятно.

Что, как представляется, вполне точно известно, так это то, что человеку необходимы так называемые аэробные нагрузки. Но именно аэробные нагрузки, а не просто махи, поклоны и приседания. То есть, по-видимому, если вы по 40 минут в день делаете все эти «ноги шире, три-четыре», но не просто так, а с такой интенсивностью, которая поддерживает на протяжении этих 40 минут частоту ваших сердечных сокращений на уровне 140-160 сокращений в минуту, то вы снижаете у себя риск сердечно-сосудистых заболеваний.

Так вот йога к аэробным нагрузкам не относится никаким боком.

Вдобавок, вряд ли можно считать йогу средством от гиподинамии, поскольку в процессе йоги человек двигается мало, а все больше замирает в различных экзотических позах, которые, к тому же, представляются не менее противоестественными для человека, чем та поза, в которой люди сидят за компьютерами.

Еще один фактор полезности йоги, наличие которого постулируют ее пропагандисты и адепты, – это то, что йога развивает гибкость. При этом голословно утверждается, что развитие гибкости полезно само по себе, что гибкость ведет к здоровью и долголетию. Осуществляя такого рода «заклинания», вам могут даже процитировать китайский религиозный (даосский) текст «Дао дэ цзин», в котором утверждается, что твердое и негибкое – это то, что деградирует и умирает, а мягкое и гибкое – это то, что развивается и живет.

Но в действительности повышение гибкости само по себе не является залогом здоровья или, тем более, долголетия. Да, многие люди развивают гибкость, но это развитие гибкости необходимо этим людям для решения весьма конкретных, специфических задач. Например, представителям спортивных единоборств (таких, как кик-бокс, каратэ, муай тай) нужен шпагат для нанесения результативных ударов в голову, а художественным гимнастам, представителям ушу или фигуристам нужна гибкость для выполнения упражнений, за которые жюри поставит максимальный бал. Зачем обычному человеку сгибаться дугой или завязываться в узел, не понятно. Повторюсь, повышение гибкости само по себе не ведет к здоровью и долголетию, вопреки утверждениям йогов и адептов других сомнительных «оздоровительных» практик.

Скажу больше: в общем и целом никаких достоверных, экспериментальных, научных, т.е. объективных и точных данных о полезности йоги нет. Вообще нет. Есть лишь голословные и громогласные заявления вида «йога гармонизирует организм», «йога – путь к оздоровлению», «асана/поза Х помогает вылечить заболевания А, В, С и D». Но эти заявления ничем не лучше заявлений продавцов различных панацей, чудодейственных пилюль, волшебных бальзамов, секретных монастырских настоек и т.д. и т.п.

Одним словом, в случае йоги мы имеем дело с банальным шарлатанством, с паразитированием на потребности человека быть здоровым и на его желании избавиться от заболеваний и продлить свою жизнь в этой юдоли скорбей. Отличие йоги от, если так можно выразиться, классического шарлатанства с его пилюлями, тинктурами и бальзамами только в том, что гуру йоги предлагают нам не пить пилюли или бальзамы, не втирать мази и закапывать капли, а принимать экзотические позы и дышать особым образом.

Однако опасность йоги, наличие которой и заставляет меня критиковать эту «просто гимнастику», заключается не только в том, что все эти асаны и пранаямы не помогают оздоровить организм и избавиться от заболеваний. Опасность йоги заключается и в том, что йога может нанести вред вашему организму. В частности, в результате йоги могут возникнуть такие заболевания, как: варикозное расширение вен, йогический отказ ног (yoga foot drop), стеноз позвоночного канала и даже инсульт головного мозга. Подробнее о вреде йоги я рассказывал в моих лекциях, доступных по ссылке 1 и ссылке 2.

Не является йога «просто гимнастикой» и с точки зрения того, куда погружается человек, решивший выполнять асаны и заниматься пранаямой.
А погружается такой человек, прежде всего, в весьма специфическую социокультурную и информационную среду, полную заблуждений, в том числе и тех, которые в конечном итоге могут привести человека в какую-нибудь сомнительную и опасную для него организацию, которая, например, подтолкнет адепта йоги отписать свою квартиру гуру и уехать жить в грязном закутке какого-нибудь ашрама, не обязательно йогического. Такие организации в нашей стране обычно называют сектами, а о заблуждениях, ведущих секты вы можете прочесть по ссылке.

Какие же заблуждения характерны сегодня для йогической информационной и социокультурной среды?

Одно из заблуждений, которое широко распространено среди адептов йоги – это вера в то, что существует некая мудрость древних. Якобы тысячи лет назад люди открыли некие секреты (например, секреты оздоровления организма с помощью особых поз), передавали их из поколения в поколение и вот сегодня эти секреты можно получить в любом фитнес-клубе или даже просто на полке книжного магазина. Вариантом этого заблуждения является заблуждение «проверено многовековым опытом». В плане йоги речь тут будет идти о том, что тысячу лет индусы практиковали йогу, поэтому она эффективна, ибо если бы она не была эффективной, люди давно перестали бы ее практиковать.

Интересное заблуждение. Но давайте подумает вот над чем.

Были ли древние мудрее нас? Знали ли они секреты долголетия? Были ли им доступны сверхъестественные способности – сиддхи? Я сомневаюсь. Во всяком случае доказательства наличия всех этих сиддхи отсутствуют. Красивых рассказов – полно. А вот доказательств нет. Подробнее об отличии свидетельств от доказательств я говорю в своей лекции, доступной по ссылке.

Что касается заблуждения «проверено многовековым опытом», то оно сродни заблуждению «тысячи людей не могут ошибаться». Еще как могут. И это тот случай, когда «количество» вовсе не означает «качество». К примеру, тысячи людей тысячи лет считали, что солнце вращается вокруг земли, тысячи врачей несколько столетий считали кровопускание эффективным средством лечения, тысячи, даже миллионы россиян несколько лет заряжали воду от телевизора. И это перечисление можно продолжать довольно долго.

Так что вопрос состоит вовсе не в том, сколько веков люди чем-то занимались, что-то практиковали, а в том, могли ли они объективно проверить, стоило ли этим заниматься и полезны ли эти занятия.

И к большому сожалению для верующих в мудрость древних и в практики, проверенные тысячелетиями, этими объективными средствами проверки древние не обладали. В частности, они ничего не знали о математико-статистических методах, репрезентативной выборке, необходимости двойного слепого метода и о прочих современных методах и стандартах исследований, позволяющих отделить случайное от закономерного, иллюзии от подлинных фактов и пустышку от действительно полезной практики.

Вдобавок древность йоги – это тоже миф. Да-да, йога никакая не древняя. По сути – это одна из форм шарлатанства, появившаяся в конце XIX – начале XX века и эксплуатирующая восточную экзотику и миф о мудрости Востока. Сюда же относятся смертельная японская борьба джиу-джитсу, чудодейственная китайская акупунктура, точнейшая индийская астрология, смертельное и непобедимое китайское ушу и многие другие мифологические объекты. Детальнее миф о древности йоги разоблачается по ссылке.

Итак, древность не является критерием ни истинности (учения), ни эффективности или полезности (практики). Но дело в том, что если вы верите в древность, как залог истинности и эффективности, то вы находитесь в группе риска, потому что может найтись нечистоплотный делец, гуру, шарлатан, который провозгласит себя носителем секретов древних и вовлечет вас в секту.

Но йога создает питательную почву для попадания человека в деструктивный культ не только прививая ему заблуждения и/или эксплуатируя заблуждения уже присущие человеку.

Йога создает для человек опасность попадания в секту (особенно в секту нео- или псевдоиндусткого или буддийского толка) и через привыкание человека к определенному языку и специфическим ритуалам. И речь тут идет не просто о привыкании к санскритским словам, индуистским ритуальным терминам и собственно ритуалам, к символам и образам индуизма, а о том, что человек начинает считать своим, родным и полезным все эти ритуальные позы и жесты, эти ритуальные речитативы – мантры, ритуальные образы – янтры и идолы индусских божеств.

Задумывались ли вы, скажем, над тем, сколь многие индийские божества сидят в йогических позах, например, в широко известной падмасане – позе лотоса? Вот, например, в позе лотоса сидит одно из главных божеств индусов Шива – бог разрушения:



Кстати, падмасана и похожие на нее асаны – поза полулотоса (сиддхасана) и удобная поза (сукхасана) – это не только йогические, но еще и ритуальные позы.

Вот, например, в одной из поз этой категории сидит совершающий какой-то обряд брахман («индийский священник»):



А вот позу этой категории принял создатель секты кришнаитов Шрила Прабхупада:



Кстати, о кришнаитах... В йоге используется так называемая поза Кришны – натаварасана:



Кришну, действительно, любят изображать в этой позе:



А вот анантасана – поза спящего Вишну (Вишну наряду с Шивой также является одним из ключевых божеств индуизма; кстати, Кришна традиционно считается одной из 10 аватар (реинкарнаций) Вишну):



А вот тот, кому йог в этой асане подражает:



Добавим, что «Ананта» означает «бесконечный» – это одно из имен гигантского многоголового змея – Шеша-нага, на котором Вишну и лег поспать. Символ бесконечности заключен и в самой асане – это круг, образуемый поднятыми рукой и ногой йога. В европейской культуре, кстати, тоже есть бесконечный змей – Уроборос. Вот этот змей замыкает свое кольцо на символе теософского общества мадам Блаватской:



Не будем забывать и недавно изобретенную йогами последовательность асан под названием «приветствие Солнцу» - Сурья Намаскар. Сурья - это тоже достачно важное для индусов божество:



Кстати, изображается бог солнца Сурья опять-таки сидящим в позе лотоса...

Так что йог, который видит идолов или иные изображения индийских богов, сидящих в йогический позах, вполне может воскликнуть в сердце своем «о, это наши!».

Но давайте задумаемся еще и над тем, что сами названия асан имеют языческий, религиозный смысл. К примеру, та же поза лотоса – падмасана. Действительно, лотос, падма – это очень важный в индуизме символ и, что самое опасное, этот символ широко используется и в нео- и псевдоиндуизме, в рамках которого орудуют различные шарлатаны и опасные секты (в частности, кришнаиты и культ Ошо). Вот и спящий Вишну, которого мы видели выше: лотос не только лежит в одной из его рук, но еще и произрастает из его пупка.

Ваджрасана – еще одна очень популярная среди йогов асана – напоминает нам о ваджре – молнии и священном оружии индусского бога грома Индры:



Именно ваджру держит в своей руке Индра на вышеприведенном изображении.

Вдобавок, многие йогические асаны носят названия животных (поза льва – симхасана, поза змеи – сарпасана и пр.), но животные в индийском язычестве, в индуизме являются объектами поклонения как сами по себе, так и в качестве вахан. Вахана – это средство передвижения индийских богов. Например, слон является ваханой Индры, а бык – Шивы.

Вот, кстати, как выглядит асана быка – вришабхасана:



К тому же адепты йоги зачастую сталкиваются с рассказами о неких энергетических центрах, якобы имеющихся в организме человека (чакры), об энергетических каналах (нади), о том, что существует прана – некая энергия, которая пронизывает все и которую можно усваивать и накапливать с помощью дыхательных практик, йогов призывают отслеживать эти потоки энергии, концентрироваться на ощущениях, возникающих в организме во время практики асаны и пранаямы. Более того, в ряде случаев инструктора йоги ненавязчиво просят занимающихся распевать мантры. А ведь тут речь идет уже об откровенно оккультно-эзотерических представлениях и практиках, к которым незаметно переходит любитель «просто гимнастики».

Сколько людей были завербованы в секты на занятиях йогой, на различных йогических тусовках и слетах, на соответствующих лекциях? Кто считал? Достоверно известно, например, что недавно признанная террористической секта Аум Синрике вербовала своих адептов именно в той социокультурной и информационной среде, которую создают в нашей стране гуру и инструктора йоги…

Таким образом, йога никак не является «просто гимнастикой». Она представляет собой хотя и интересную и экзотическую, но совершенно бесполезную практику, которая не только погружает человека в среду, под влиянием которой человек может стать более уязвимым для сектантских вербовщиков (особенно нео-, псевдоиндуистского и псевдобуддийского толка), но и может нанести непоправимый вред здоровью практикующего.

См. также:


  1. Иллюзия эффективности

  2. Новая религиозность

P.S. Я ни в коем случае не являюсь противником индийского язычества, индуизма, традиционных для Индии верований: каждый народ имеет право на самоопределение, важной частью которого, как представляется, являются традиционные для этого народа религиозные представления. Индию я считаю великой страной и стратегическим партнером России, рассматриваю БРИКС в качестве весьма полезной и перспективной международной структуры. Я выступаю только против необоснованных заявлений об эффективности практик, против шарлатанства и сект.


Борьба с сектами: основные подходы
neveev
Занимаясь борьбой с сектами довольно давно, я постоянно сталкиваюсь с тем, что противники сект, сектоведы, используют совершенно разные, зачастую несовместимые подходы к борьбе с сектами. И я решил описать эти подходы, чтобы, в том числе, заложить некую основу для возможности совмещения этих подходов и координации усилий тех, кто борется с сектами.

Информационный подход. Данный подход сводится к тому, чтобы обозначить сомнительную организацию как секту или психокульт и распространить информацию об этом в информационном поле (разместить на сайте, в соцсетях, в СМИ).

В рамках данного подхода сомнительная организация описывается под определенным углом, критикуется, публикуются мнения о ней экспертов, а также истории пострадавших. Ну а лучшим результатом информационного подхода должна стать ситуация, при которой каждый раз, когда человек ищет информацию о сомнительной организации и/или о сомнительном деятеле (шарлатане, гуру), в выдаче поисковиков оказывается созданный противниками сект критический материал.

Минусом данного подхода является акцент на компромате. Дело в том, что в любой организации могут быть неблагонадежные члены, которые употребляют наркотики, насилуют женщин и детей, совершают другие преступления. Само по себе это не делает организацию социально опасной, а компромат при желании можно собрать на любую организацию и социальный институт, в том числе на средние школы или на Русскую Православную Церковь.

Соответственно, эффективным данный подход будет если и только если будет подробно описана и обоснована вредоносность данной организации, учения, лежащего в ее основе, вскрыт шарлатанский характер методик воздействия на организм, на других людей и на реальность, которые распространяются среди членов данной сомнительной организации.

Ну а если уж все-таки распространять компромат, то должно быть убедительно показано, что, например, совершение членами организации преступлений, в частности, сексуальных, прямо следует из учения, на котором строится эта организация, из идей и практик, которые распространяет лидер или лидеры этой организации, или же облегчено, благодаря структуре организации, а также ценностям и нормам, присущим ее членам.

Еще один одиозный вариант информационного подхода к борьбе с сектами – это распространение различных пугающих мифов о сектах. В частности, мифа о том, что сектанты – это люди с промытыми мозгами, сознание которых контролируется (в том числе с помощью тайного подмешивания в пищу наркотиков, психотропных препаратов), и которых загипнотизировали и запрограммировали с помощью НЛП и гипноза. Подробнее об этом мифе вы можете прочесть по ссылке.

Особняком в рамках данного подхода стоит привлечение внимания СМИ к той или иной секте. Привлекая СМИ следует помнить, что зачастую основная задача СМИ, телепередачи, которая заинтересовалась сектой, – это сделать шоу. А это может помешать распространить о секте с помощью данного СМИ, данной телепередачи действительно важную информацию. Поэтому нужно все тысячу раз взвесить, прежде чем выносить историю пострадавшего от секты на всеобщее обозрение в формате ток-шоу: в частности, есть риск, что и лидер секты, и пострадавший, и сектовед будут выглядеть одинаково карикатурно.

Вместе с тем не стоит и пренебрегать средствами массовой информации: на сегодняшний день ни у одного антисектантского сайта, форума, группы в соцсети нет аудитории, сравнимой по численности с аудиторией федеральных и даже региональных СМИ. Важно просто грамотно пользоваться этим ресурсом.

Ну а лучшим вариантом информационного подхода к борьбе с сектами является, с моей точки зрения, просвещение населения. Люди должны понимать, что вода не записывает информацию, что у человека нет ауры, что лучшие средства лечения предлагает медицина, а не гомеопаты или народные целители и т.д., ведь в секту в конечном итоге человека приводят именно его заблуждения, которые сектантские лидеры и вербовщики используют как приманку, как отличный плацдарм для вбивания в голову человека сектантских учений.

Юридический подход. В рамках данного подхода осуществляется подача заявлений против сомнительных организаций (сект, психокультов) в правоохранительные органы, инициация судебных разбирательств против членов организации, проверка сектантских материалов (книг, статей, видеороликов) на экстремизм.

В случае, когда сомнительная организация действительно совершает противоправные действия, этот подход очень эффективен. Очень важно помочь заявителю правильно написать заявление и отнести его в правильный правоохранительный орган.

Однако, нужно понимать, что сущность сект и психокультов в том и заключается, что они, говоря словами классика, используют сравнительно честные способы отъема денег у населения, они балансируют на грани законного и незаконного, умело прячут концы в воду. Вдобавок, сама структура сект и психокультов с их закрытостью и круговой порукой препятствует установлению обстоятельств совершения противоправных действий и самого факта их совершения.

Соответственно, привлечение правоохранительных органов и судов возможно далеко не всегда. Поэтому данный метод является довольно узким и подходит только к ситуациям, когда сомнительная организация совершила действия, прямо подпадающие под ту или иную статью, когда имеется состав преступления или иного противоправного действия.

Если же организация в принципе не совершает ничего противоправного, данный подход бесполезен.

Повторюсь, что проблема сект и психокультов в том и заключается, что секты и психокульты – это не преступные сообщества, не преступные организации, а их деятельность не может быть квалифицирована как противоправная и подведена под статью.

Но даже если вам удалось посадить лидера сомнительной организации (секты, психокульта), ликвидировать ее как юридическое лицо, объявить ряд материалов организации экстремистскими, это зачастую не решает проблему: последователи все равно будут распространять учение своего гуру, привлекая новых адептов, сектанты зарегистрируют новое юрлицо и будут распространять материалы, которые нельзя признать экстремистскими.

С этой точки зрения данный метод борьбы с сектами – юридический – опять-таки является лишь дополнительным, но, добавим, все-таки весьма полезным: секты и так называемые «сектозащитники» весьма активно используют правовые, юридические методы (например, подачу исков о защите чести, достоинства и деловой репутации), поэтому и борцы с сектами, сектоведы, безусловно, должны иметь эти методы в своем репертуаре.

Богословский подход. В рамках данного подхода борец с сектами, который должен очень хорошо разбираться в богословии, догматике, логике (обычно, этот подход осуществляют люди с богословским образованием, священники) должен показать две вещи:


  1. Несоответствие учения сомнительной организации (секты, психокульта), сомнительного деятеля (гуру, шарлатана) учению Православной Церкви.

  2. Самопротиворечивость, нелогичность, абсурдность учения сомнительной организации, сомнительного деятеля, наличие в нем значимых пробелов, нестыковок и пр.

Понятно, что такой подход, особенно с точки зрения первого его аспекта, невоцерковленным людям мало интересен. Зачастую члены сект никогда не были православными и не считают, что Православие вообще заслуживает внимания. Именно в этом заключается основной недостаток данного подхода – его узкая конфессиональность.

Нельзя отрицать и того факта, что многие учения, лежащие в основе сект, прямо провозглашают иррационализм, отрицают законы логики и саму необходимость рационального подхода. Соответственно от рационалистической критики и логического анализа такие учения полностью защищены, и даже не вызывающая сомнений победа православного богослова в дискуссии с сектантом никак на этих сектантов не повлияет.

Одним из вариантов богословского подхода является миссионерский подход, который в ряде случаев может быть очень эффективным. Дело в том, что зачастую сектант – это человек, привыкший соблюдать нормы своей организации, принимать на себя обязательства и добровольно ограничивать свои потребности. Все это в ряде случаев делает человека практически готовым православным христианином – нужно лишь перенаправить его, показав ограничения исповедуемого им учения и преимущества, непротиворечивость и красоту учения Православной Церкви, нужно признать достижения сектанта на пути духовности, но показать, что он выбрал неправильный путь и что у православного пути есть целый ряд преимуществ.

В таком виде (как миссионерская деятельность среди сектантов) богословский подход в целом может быть весьма полезен.

Однако следует помнить, что православный миссионер, работающий с сектантами, не просто должен превзойти сектантского проповедника в знании Священного Писания, логике, силе аргументации, но и являть собой нравственный идеал, быть образцом для подражания и примером не только декларативного, но и деятельного следования учению Православной Церкви.

Есть и другие подходы к борьбе с сектами, например, осуществление попыток запретить секты законодательно или разработать и принять закон, который разом решит проблему сект. Но эти подходы являются сегодня, скорее, маргинальными и потому не заслуживают, с моей точки зрения, специального рассмотрения. Конечно, следует понимать, что я ни в коей мере не отрицаю необходимость совершенствования и законов, и правоприменительной практики, в том числе и в той части, которая связана с сектами и психокультами.

Что же делать с рассмотренными тремя подходами? Надо ли выбрать из них единственный, а остальные отбросить? А, может быть, стоит все эти подходы отбросить и придумать новый?

С моей точки зрения, эти три подхода необходимо объединить. В идеале, говоря упрощенно, в каждую ячейку антисектантской организации должны входить:


  • хороший автор, умеющий писать о сектах коротко, емко и доходчиво,

  • специалист по связям со СМИ;

  • юрист, умеющий и писать заявления в органы охраны правопорядка, и подавать судебные иски;

  • богослов (причем богословов может быть несколько – от каждой традиционной для России религии).

Конечно, полная победа над сектами вряд ли возможна, как вряд ли возможна полная победа над преступностью, но распри между противниками сект, использующими разные подходы к борьбе с сектами, точно такую победу не приближают…

Еще по теме:


  1. Как не надо бороться с сектами?

  2. Закон о сектах

  3. Сектоведение - лженаука?



Как Александр Панчин мою диссертацию критиковал
neveev
Есть в интернете такой персонаж – Александр Панчин, провозгласивший себя научным инквизитором (его ник в ЖЖ scinquisitor - science inquisitor), который, так сказать, решил записать меня в лжеученые. И тут необходимо обмолвиться, что, с моей точки зрения, наука и инквизиция – две вещи несовместные. Действительно, наука занимается установлением истины, а не выявлением и уничтожением неверных, несогласных, инакомыслящих. Впрочем, как станет понятно из дальнейшего изложения, Панчин, действительно, больше инквизитор, борющийся с людьми на основании своих идеологических представлений и мыслящий, по-видимому, в категориях «свой-чужой», чем беспристрастный аналитик.

Но в начале немного необходимой предыстории.

Впервые Панчин решил меня инквизировать, когда я посмел покритиковать его кореша по конференции, проводимой группой в Вконтакте «Ученые против лженауки» (да-да, «вконтактные» группы, не имеющие официального статуса, администрируемые зачастую какими-то анонимами типа пользователя под ником Kaisa Kaisa, и не являющиеся юрлицом, на полном серьезе проводят конференции, претендующие на некий официальный статус), по имени Илья Латыпов. Вот моя запись в ЖЖ, можете почитать и ее и комментарии к ней.

В чем выражалась суть моих претензий к Латыпову? Все очень просто: человек, практикующий научно не обоснованные методы (гештальт-терапию и пр.) и критикующий одни научно не обоснованные построения (системно-векторную психологию) с помощью других научно не обоснованных представлений (психоанализ), выглядит как минимум нелепо.

А в чем заключалась суть претензий Панчина ко мне? Латыпов – хороший человек, он выступал со мной на конференции, в общении он произвел на меня благоприятное впечатление, поэтому критиковать его нельзя, к тому же он тоже кандидат психологических наук, т.е. ваши слова имеют равный вес (!), а вникать в суть проблемы я не собираюсь.

Как видим, речь тут идет о том, что Латыпов – свой, а Невеев – чужой. Вот, собственно, и все. Можете также посмотреть на общественную деятельность и оценить политические взгляды Латыпова...

Позднее Панчин по разным поводам нападал и упоминал меня в весьма негативных контекстах еще несколько раз. А его последний «сокрушительный (как он, видимо, считает) удар» он решил направить на мою диссертацию, которую я защитил в далеком 2010 году, и разбор которой, как, должно быть, считает Панчин, нанесет непоправимый урон моей репутации. Можно предположить, что мотивом для такого пристального внимания к моей диссертации послужил состоявшийся незадолго до этого эфир на телеканале «Мир», который был посвящен гомеопатам и на котором Панчин очень бледно выглядел (и не только на моем фоне), не будучи, как представляется, способен, вести дискуссии в реальном мире и в недружественном контексте.

А теперь давайте перейдем к сути вопроса.

Критика учеными научных работ друг друга – это в целом вполне нормальная практика. Вот, например, часть научной дискуссии между доктором биологических наук Е.Н. Пановым и кандидатом филологических наук С.А. Бурлак. Весьма занимательное чтиво, кстати. Рекомендую. Но вот опускаться до критики диссертации человека – это, как представляется, весьма дурной тон.

Далее. Допустим, у меня вообще нет диссертации, и я не являюсь кандидатом наук. Является ли это запретом на осуществление мною деятельности по популяризации науки и борьбе со лженаукой? Боюсь, что нет. Иначе бы Панчину и другим, как они сами себя именуют, «ученым в законе» пришлось распространить этот запрет на кучу других популяризаторов, которые, кстати, являются или прямыми соратниками, или как минимум представителями той же идеологической ориентации, что и Панчин, а именно:


  • Александр Соколов – не имеет ученой степени, не является биологом, но пишет об антропогенезе и эволюции

  • Александр Сергеев – не имеет ученой степени, сведений о его специальности у меня нет, причем этот товарищ является ни много ни мало членом Комиссии РАН по борьбе со лженаукой, как и Панчин

  • Евгения Тимонова – не имеет ученой степени, сведений о наличии у нее высшего образования у меня нет, вроде как является маркетологом, при этом ролики снимает на биологическую тематику

  • Ася Казанцева – не имеет ученой степени, по образованию, вроде как, биолог

  • Илья Абилов – ученой степени нет, высшего образования, по-видимому, тоже, зато позиционирует себя как друга и соратника Панчина, подробнее об Абилове можно прочитать здесь

  • Михаил Лидин – ученой степени нет, фамилия – вымышленная, сведений о наличии у него высшего образования у меня нет


Далее. Допустим, человек, действительно, когда-то использовал коррумпированность российской науки, чтобы получить ученую степень, но потом по прошествии времени стал открыто говорить об этой коррупции, о проблемах современной российской науки. Должен ли этот человек вдруг перестать говорить? Будет ли его слово менее веским оттого, что он лично столкнулся с коррупцией, с нечестными защитами кандидатских, с махинациями в диссоветах и на кафедрах? Боюсь, что ответ на эти вопросы отрицателен. Более того, именно вклад таких людей и будет наиболее ценным. Похожие вещи, кстати, происходят, например, в сфере реабилитации наркоманов, когда эффективными «реабилитаторами» оказываются бывшие наркоманы, или в сфере борьбы с сектами, когда достаточно эффективно с сектами борются люди, сами побывавшие в сектах, или потерявшие в сектах своих близких.

Кстати, вот один из моих материалов, посвященных проблемам современной российской науки: Лженаука в российских ВУЗах. Обратите внимание: Панчин прокомментировал эту мою статью, причем таким образом, чтобы пнуть гуманитарные науки, теологию и отмазать биологию: мол, у нас, у биологов, все по-другому и гранты получают только весьма достойные люди. Кто бы сомневался…

В обоих случаях, как видим, критика Панчиным моей диссертации оказывается, как минимум, мартышкиным трудом, а, как максимум, – вредительством, профанацией борьбы со лженаукой и популяризации науки.

Что ж, а теперь давайте пройдемся непосредственно по жежешечной записи Панчина посвященной моей диссертации.

В самом начале своего опуса Панчин пишет:

«Уже не в первый раз моя деятельность как популяризатора науки и как ученого, а также деятельность многих моих коллег становится объектом критики психолога Александра Невеева. Причем критика, как правило, носит не столько конструктивный, сколько бранный или клеветнический характер.»

Под многими своими коллегами Панчин, по-видимому, имеет в виду таких деятелей в области «популяризации науки», как Абилов или Тимонова. Вы можете ознакомиться с моей статьей про Абилова, с моим роликом про Тимонову и самостоятельно сделать вывод о том, насколько моя критика обоснована и содержательна.

А еще обязательно посмотрите мою лекцию, прочитанную в «Доме Лосева» для философского общества «Антисфен», посвященную такому тревожному явлению современности, как биологизаторство, в которой упоминается и деятельности Александра Панчина.

Обвинения же, выдвигаемые Панчиным, в том, что какая-то моя критика носит клеветнический характер, голословны. Если Панчин считает, что я кого-то оклеветал, – пусть приведет конкретные примеры. А иначе получается (о, чудо!) что «настоящий ученый» Александр Панчин, как и простые смертные, способен быть голословным.

Затем Панчин снова бросает мне упрек в том, что «у Невеева мало научных статей». Этот упрек, кстати, Панчин бросал мне уже не раз в обсуждениях под различными постами:

«Мне стало интересно разобраться в том, насколько он серьезный ученый. И здесь я представлю результаты своего расследования.

Оказалось, что о научных трудах Александра Невеева не знает ни «Web of Science», ни «Scopus», ни «Pubmed». Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) знает о четырех работах Невеева, включая его диссертацию и автореферат диссертации. Суммарное количество цитирований всех работ Невеева: два. Это при том, что он защитился довольно давно – в 2010 году. Последняя публикация Невеева в РИНЦ называется «Тренинг в организации», и это учебное пособие 2012 года.»


Во-первых, что за термин такой «серьезный ученый»? Является ли он аналогом уже упомянутого мной термина «ученый в законе» или же термина «настоящий ученый», о котором я однажды снял небольшой видеоролик, который я рекомендую обязательно посмотреть?

О чем тут говорит Панчин? О том, что только «серьезный ученый» может заниматься популяризацией науки и борьбой со лженаукой? Но тогда пусть он подсчитает количество научных публикаций того же Ильи Абилова, Михаила Лидина, Евгении Тимоновой и прочих подобных деятелей. Много ли таких публикаций наберется?

Или же Панчин говорит о том, что критиковать его и его корешей – «ученых в законе» – может только другой «ученый в законе»? Но, простите, если Панчин, действительно, так считает, то это и есть инквизиция в худшем смысле этого слова, это деление людей на «своих» и «чужих», это кастовость, клановость и избирательность.

Более того, следуя логике Панчина, можно задаться вопросом о том, а кто, собственно, является «серьезным ученым»? Каковы минимальные требования к человеку, соответствие которым позволяет считать человека «серьезным ученым»? Минимум одна статья, видимая, доступная в «Web of Science», «Scopus», или «Pubmed»? Или одной статьи мало и нужно две? Или три?

Вы знаете, больше всего такой подход мне напоминает подход некоторых борцов с сектами, которые, фигурально выражаясь, на любую, исходящую не от них инициативу по борьбе с сектами, начинают задавать один и тот же вопрос: «кто благословил?», как будто только православные и воцерковленные люди могут бороться с сектами…

Вообще в связи с количеством статей и их связью с «серьезностью ученого» уместно задать еще пару вопросов.

Что если человек пишет не один, а в соавторстве с папой – доктором наук? Становится от этого ученый менее «серьезным»? Должен ли «серьезный ученый» быть скромнее, если его папа преподавал в вузе, где он учился, и является сотрудником учреждения РАН, где он работает?

Но вернемся к моей скромной персоне. Если Панчин считает, что у меня не хватает квалификации для популяризации науки, для борьбы со лженаукой, другими словами, что мои статьи, ролики, выступления на ТВ и радио, посвященные популяризации науки и борьбе со лженаукой, содержат ошибки, то именно на эти ошибки он и должен указать. А не заниматься придирчивым подсчетом моих научных статей.

Другое дело, если бы я заявлял, что работаю в НИИ и занимаюсь научной работой, а это было бы не так. Но ведь я такого никогда и не заявлял.

Кстати, если уж зашла речь о работе в НИИ, в учреждениях РАН, то я снова хочу поразмышлять.

Итак, если мы посмотрим, насколько интенсивно Панчин, как принято говорить, «срется в комментах», в скольких соцсетях он это делает, насколько обстоятельно отвечает на критику, то не возникнет ли у нас вопрос о том, как, собственно, у Панчина остается время на научную работу? Не связано ли наличие такого объема времени, которое можно тратить на споры в комментариях, с тем, что его папа – доктор биологических наук Юрий Панчин, работающий неподалеку от сына, – каким-то образом прикрывает сына или делает что-то еще?..

Есть и еще один момент, связанный с количеством научных работ. Я думаю, чисто количественный подход тут просто не уместен. При таком подходе жизнь ученого превратится в конвейер по написанию статей и монографий. Если же вы хотите более объективно оценить человека и его вклад, то нужно обязательно учитывать качество его работ. Вот, например, Панчин пренебрежительно и вскользь упоминает о моем учебном пособии под названием «Тренинг в организации». Но в этом пособии я постарался вычистить из сферы обучения персонала все глупости и ерунду, убрать все, что противоречит науке. На тот момент, да, по-моему, и посейчас еще, – это единственное такое пособие, а, может быть, и вообще единственная книга, описывающая обучение персонала объективно. Но это Панчина не волнует, ведь Невеев для него, как представляется, враг по умолчанию...

Да и вообще, друзья, неужели сам Панчин не понимает, что смешивает два понятия «человек, работающий ученым» и «успешный популяризатор науки/успешный борец со лженаукой»? Ошибка ли это или же хорошо известный манипулятивный прием под названием «подмена понятий»?

Далее. Одной из основных претензий к моей диссертации со стороны Панчина является то, что он не нашел второй моей статьи, опубликованной в журнале, рекомендованном ВАК для публикации результатов диссертационных исследований. Вот библиографические данные этой статьи:

Невеев А.Б. Специфика деперсонализированных членов реальных контактных групп. — Вестник Университета. — М.: ГУУ, 2008. — №11. — С. 85-88.

Выдвигая это критическое замечание, Панчин допускает сразу несколько ошибок.

Первое. Насколько я помню, на момент защиты моей диссертации требования ВАК к этой процедуре не предполагали наличия двух статей, опубликованных в так называемых «ВАКовских журналах». Достаточно было одной статьи. Я опубликовал вторую статью в «ВАКовском журнале» на всякий случай.

Поэтому вот это утверждение Панчина «с одной статьей защищать диссертацию нельзя даже по формальным признакам» снова является примером голословного утверждения. По-видимому, Панчин не удосужился поднять требования ВАК, действующие на 2010 год, и поспешил проинтерпретировать ситуацию не в мою пользу. Обычно такое происходит, если человек предвзят, если у него включилось не критическое, а так называемое «мотивированное мышление» (wishful thinking), при котором человек пытается не установить истину, а лишь убедительно доказать то, что для него и так очевидно.

Второе. Панчин спешит записать «Вестник Университета» – журнал, в котором опубликована моя статья, – в категорию «журнал класса «мурзилка»», но ведь опубликоваться в такого рода журнале очень просто, поэтому не ясно, зачем бы я решил фальсифицировать свою публикацию.

Более того, записывая «Вестник Университета» в «мурзилки», Панчин упускает из виду и еще одну важную деталь: на момент моей публикации этот журнал входил в список ВАК. Как же могла попасть в этот список «мурзилка»? И моя ли это проблема, если таковое произошло? Я тогда был простым аспирантом и был склонен доверять Высшей аттестационной комиссии при выборе журнала.

В то же время, мне опять не понятно, почему Панчин, Гельфанд и другие деятели «Диссернета»/Фонда «Эволюция»/Комиссии по борьбе и пр. и пр. не займутся чисткой списка ВАК от «мурзилок», а занимаются, несмотря на свой высокий статус «серьезных ученых», какими-то гораздо менее важными вещами: если наш ВАК рекомендует множество «мурзилок», то это куда большая угроза науке, чем генетик-тест или статьи Ермаковой о ГМО.

Но, может быть, Панчиных и прочих «ученых в законе» просто устраивает эта ситуация, когда есть потомственные, настоящие ученые, имеющие доступ к серьезным журналам, а есть все остальные, которые не имеют права голоса, если только не поддакивают «биологизаторам» и «научным атеистам»?

Третье. Я допускаю, что Панчин мог не найти журнал нужный номе журнала «Вестник Университета» в интернете. Но разве «настоящий ученый» на этом останавливается? Вот великий русский ученый Михайло Ломоносов в погоне за знаниями пешком дошел из Архангельска в Москву. Разве физические, бумажные носители информации уже отменили? Или, может быть, Панчин уже сегодня живет в трансгуманистическом будущем, в котором все оцифровано? Почему Панчин не соблаговолил дойти до библиотеки Государственного университета управления, до Российской государственной библиотеки? Что это? Предвзятость? Лень? Чрезмерная вера в силу Интернета? Кстати, такая вера, с моей точки зрения, Панчину, действительно, присуща. Так, например, ориентируясь, по-видимому, на количество лайков и шерингов у его интернетных статей, он даже решил создать собственную политическую партию

Но на самом деле, моя статья была написана. Она была опубликована в «Вестнике Университета». Вот фотографии моей статьи:

[Нажмите и увидите!]








Я допускаю, что Панчин, действительно, не нашел мою статью в интернете, но он ведь и ко мне не обратился с вопросом о наличии статьи. Почему? Потому что его задачей, очевидно, было очернить меня и обвинить в совершении каких-то полностью бредовых вещей – в фальсификации публикации статьи в журнале уровня «мурзилка», которая еще и не нужна была для защиты диссертации.

Далее. Вторая часть претензий Панчина к моей диссертации касается ее математико-статистического аппарата. Давайте рассмотрим его претензии.

Причем в процессе этого рассмотрения давайте не будет забывать о том, что диссертацию я писал не один, а под руководством доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента РАО, декана факультета социальной психологии и заведующего кафедрой теоретических основ социальной психологии МГППУ Кондратьева Михаила Юрьевича, что моя диссертация проходила предзащиту на кафедре, что я защищал свою диссертацию на диссовете (все 16 его членов проголосовали за присуждение мне ученой степени), что авторефераты моей диссертации были разосланы в несколько десятков релевантных организаций (вузы и пр.) – эта процедура нужна специально для выявления нарушений научного метода, что мою диссертацию читали два оппонента и писали свои отзывы, что мою диссертацию читал секретарь Диссертационного совета, что свой отзыв на мою диссертацию писала так называемая «ведущая организация», что после защиты решение диссовета утверждалось уже много раз упомянутой тут ВАК.

Конечно, все эти меры и люди могут не выявить плагиат, на выявлении которого в основном и сфокусирован «Диссернет», на анонимных сотрудников которого ссылается Панчин, но вот утверждать, что все эти люди не заметили «грубых нарушений научного метода», которые тем не менее заметил Панчин, означает, на мой взгляд, проявлять заоблачное самолюбование и самонадеянность.

Итак, математико-статистическая часть.

Во-первых, Панчин упрекает меня в том, что в диссертации не приведена такая часть математико-статистического материала, как конкретные эмпирические данные, средние значения и стандартные отклонения и пр. С моей точки зрения, это тоже минус. Минус хотя бы потому, что это позволило бы, как говориться, ткнуть «настоящего ученого» Панчина носом. К сожалению, мой научный руководитель попросил меня не перегружать текст диссертации математикой. Я пытался не подчиниться его указаниям, но все, кто знали Михаила Юрьевича Кондратьева, легко поймут, почему мне этого сделать не удалось. Кстати, об этой проблеме – плохом отношении современных психологов к математике – я открыто и честно говорю, вот, например, я говорю об этом в своем докладе на первой конференции «Общества скептиков» под названием «Обезнаучивание психологии».

Во-вторых, Панчин упрекает меня в том, что в моей диссертации не указаны статпакеты и статистические критерии и процедуры, которыми упомянутые выше данные обрабатывались. И снова я согласен с Панчиным – это минус. Но, к несчастью, эти данные опять-таки посчитал лишними мой научный руководитель. Возможно, он считал, что такая въедливость ставит под сомнение его авторитет как ученого, что это ставит его в положение человека, которому приходится что-то доказывать, что диссовет и так должен ему верить, ведь он сравнительно недавно этот диссовет возглавлял, а мои данные и результаты их обработки видел воочию. Я не знаю, каков был его мотив, но, тем не менее, я жалею, что не настоял на своем. Впрочем, меня до некоторой степени оправдывает нежелание портить отношения с научным руководителем в преддверие защиты диссертации.

Кстати, кто найдет больше математики и статистики в диссертациях, защищенных под руководством Кондратьева М.Ю., чем в моей диссертации, тот с полным основанием может получить от меня бокал пива по печени.

К несчастью, с 2010 года я поменял уже несколько компьютеров, и упомянутых выше данных по моей диссертации, по-видимому, не сохранилось. Хотя если все это дурное ковыряние или, как любит говорить сам Панчин, «докапывание до мышей» не прекратиться и перейдет на официальный уровень – придется поднапрячься и найти.

В-третьих, Панчин обвиняет меня в том, что в одних местах мы с моим научным руководителем считаем уровень значимости недостаточным для постулирования наличия тенденции, тогда как в других случаях тенденцию все-таки постулируем. Есть грех, что и говорить. Мы проводили исследования, исходя из определенных теоретических посылок. Однако мы проявили честность и не стали искусственно завышать уровень значимости там, где наши теоретические представления подсказывали нам, что тенденция все-таки существует. Но гораздо большим грехом я считаю то, что Панчин предпочел обвинить известного популяризатора науки и борца со лженаукой в фальсификации им его научной статьи, чем проверить все до конца.

В-четвертых, Панчин упрекает меня в том, что мы с научным руководителем используем недостаточно высокий уровень значимости – p < 0,2. Да, я согласен с Паничным, так нельзя было делать. Но, во-первых, я это сделал не сам, а под руководством моего научрука. И опять-таки, по крайней мере, мы не стали писать 0,05 там, где есть только 0,2…

Но если уж Александр Панчин является таким ревнителем статистики, совершенно не понятно, почему он тратит время на оповещение своих подписчиков о том, что он нашел математико-статистические недостатки в моей скромной диссертации. Я не тиражирую результаты своего исследования, а многочисленные популяризаторы науки не строят смелых обобщений и не делают слишком далеко идущих выводов на основе моего диссертационного исследования.

Чего нельзя сказать об исследованиях нейробиологических…

А ведь огромное количество таких исследований было выполнено с помощью статистических инструментов, содержащих ошибку. Вот весьма нашумевшиая статья, посвященная этим ошибкам.

Почему же Панчин не спешит сообщить об этом своим подписчикам? Не логично ли было бы ему как «математическому биологу» сразу сообщить об этой проблеме? Почему он не спешит повлиять на то, чтобы научно-популярные книги, в которых упомянуты такого рода исследования, например, книжки его подруги Аси Казанцевой, был срочно изъят? Неужели потому, что нейробиология с ее отрицанием вклада культуры и общества и превознесением вклада мозга является важной частью идеологии, распространяемой Панчиным?..

Да, в «разгромном разоблачении» Панчина есть еще придирки к стилю моей работы, к тому, что в ней не удалось вычистить все опечатки и технические фрагменты. Но на эти придирки мне даже отвечать не хочется. Скажу лишь о том, что вот такие заявления «серьезного ученого» выглядят просто нелепо:

«Прошу прочитать пассаж и оценить его осмысленность».

Не задумывался ли борец за критическое мышление Панчин о том, что далеко не всегда если он чего-то не понял, в этом, действительно, нет смысла. Впрочем, мне кажется, единственным мерилом наличия смысла, научности и истинности Панчин считает собственное разумение. Возможно, именно это заставляет его периодически с большим научным апломбом влезать на чужую территорию – территорию психологов, зоологов и пр.

Ах да, еще Панчин голословно утверждает, что «ключевые ссылки в диссертации пропущены», а также, прикрываясь неким анонимом из «Диссернета» (насквозь политизированный сетевой проект по борьбе с патриотично настроенными депутатами и другими должностными лицами «путинского режима» путем выявления плагиата в их диссертациях), предполагает, что список литературы к моей диссертации я «просто украл из другой диссертации».

Что ж, с моей точки зрения, все эти придирки и «докапывание до мышей» не снижают ценности моей работы. Об этом, кстати, говорит и сам Панчин: «это не означает, что все выводы диссертации неверны». Да и судить о том, заслуживаю ли я степени кандидата психологических наук, Панчин (слава Богу! А то я уж совсем огорчился…) не берется, оставляя возможность судить об этом некоему «научному сообществу психологов». Уж не психологов ли типа уже упомянутого тут Латыпова, практикующих гештальт-терапию и прочие научно не обоснованные формы психотерапии, Панчин имеет в виду?

Таким образом, с моей точки зрения, Панчин, во-первых, испытывает ко мне негативные чувства, возможно, потому, что я не испытываю к нему пиетета (еще не хватало!), открыто называю его уродцем, евнухом и папинькиным сынком, но ответить мне по-мужски он не может, вот и маскирует свои мстительные выпады под беспристрастный научный анализ.

Во-вторых, Панчин, как представляется, отстаивает интересы своего клана. Как минимум, в этот клан входят воинствующие, т.е. активно распространяющие свои взгляды «научные атеисты» и биологизаторы (а еще в этот клан, по-видимому, входят противники Путина, сторонники Евромайдана, легализации однополых браков и Навального, в общем, «все прогрессивное человечество»). Элитой этого клана, видимо, являются потомственные или не очень «ученые в законе», которым, по-видимому, учитывая название политической партии Панчина, готовится роль мудрых правителей России. Причем защищая эти интересы, Панчин готов всячески изворачиваться и грешить против истины, как это уже было в его конфликте с пабликом Equality или с Александрой Элбакян, недавно ставшей человеком года по версии журнала Nature.

Обязательно почитайте также:

  1. Проблемы популяризации психологии

  2. Науковеры

  3. Пенкоснимательство



Их было только двадцать восемь…
neveev
Я посмотрел фильм Андрея Шальопы «28 панфиловцев». Мне этот фильм очень понравился. Пожалуй, после «Брестской крепости» - это второй современный отечественный фильм о Войне, который стоит смотреть самим и стоит показывать подрастающему поколению.

Без особых спецэффектов, сексуальных медсестер, без понятных только самому режиссеру вывертов а-ля «Цитадель» Михалкова и ненужного апломба, сопровождающегося восклицаниями «великий фильм о великой войне!», авторам фильма удалось снять замечательное кино о Великой Отечественной войне, показать всю мощь и героизм русского народа, одержавшего полную победу над страшным и могучим противником в кровопролитной и изнурительной войне.

Мне кажется, фильм «28 панфиловцев» гениален. Гениален именно в своей простоте.

Я бы сказал, что фильм «28 панфиловцев» камерный, даже келейный, он снят своими и для своих. Вот только своих этих примерно 140 миллионов, а может, и больше, если приплюсовать жителей Казахстана и других бывших Союзных республик. Панфиловцев было немного, и фильм сравнительно маломасштабный. Но именно в этом сила этой киноленты. Режиссер как будто не просто хотел рассказать о подвиге, но и ставил себе цель в некоторой степени повторить подвиг, нанеся сокрушительный удар по нашим информационным противникам, используя сравнительно мало средств. В этом смысле фильм «28 панфиловцев» похож на икону, на которой сравнительно простыми приемами и без живописных изысков почти ощутимо передается святость и подвижничество, благодать и любовь.

И победу над врагом в фильме русские воины достигают в условиях нехватки средств. И тем прекраснее их победа.

Конечно, учитывая всю красоту, и всю силу фильма «28 панфиловцев» ото всюду мы услышим стоны. Наши информационные враги попытаются опорочить режиссера, опорочить тему, опорочить Подвиг. Они обязательно порассуждают о том, а стоило ли ценой таких потерь удерживать Москву, не стоило ли просто отступить в Сибирь. И разумеется наши враги попытаются в очередной раз вбить клин между патриотами разных мировоззрений. Православным скажут, что в фильме слишком мало Православия. Коммунистам скажут, что фильм преследует цель десоветизации.

Кстати, тут наши информационные враги, конечно, перегнут палку. Дело в том, что в фильме «28 панфиловцев» есть и Православие (разрушенная, но показанная со всем возможным почтением церквушка, молитва Животворящему Кресту), да и десоветизации я там не заметил: советское руководство отдает правильные приказы, советские воины действуют грамотно и решительно, советская символика показана явно и исторически достоверно, и даже политрук русский, а не хохол, да еще и более чем положительный персонаж.

Вообще, когда я, посмотрев «28 панфиловцев» вспоминаю прочитанные мной негативные отзывы об этом фильме, мне на память приходят все эти выкрики, которыми наполнился интернет, когда в Крыму появились «вежливые люди». Тогда проплаченные и добровольные бойцы информационного фронта стали стонать о том, что это войска Украины или даже США. Но уже скоро всем стало очевидно, кто пришел защищать крымчан от украинских неонацистов…
Я думаю, также будет и с фильмом «28 панфиловцев»: покричат, погавкают, а потом эта кинолента навсегда займет подобающее ей достойное место в русском кинематографе.

Что касается вопроса о том были ли в реальности эти 28 панфиловцев, не было ли их, то я могу сказать следующее. Во-первых, и былины, и летописи – это неотъемлемые составляющие древнерусской литературы. Во-вторых, великое и страшное время всегда рождает легенды. Но эти легенды лишь в сжатой форме передают это величие и этот страх. Да и в самом фильме «28 панфиловцев» эта тема – тема легенд и приукрашиваний – поднимается. Это, кстати, с моей точки зрения, говорит о большом таланте режиссера, а, возможно, и о его гениальности…

Не менее гениальным, между прочим, было и нераскрывшееся кольцо на церемонии закрытия зимней олимпиады в Сочи.

Но конечно, историческая картина становится по-настоящему удачной только тогда, когда, показывая прошлое, она говорит зрителю о настоящем и о будущем. Вот и в фильме «28 панфиловцев» поднята и тема ислама, и тема Украины (украинцы с русскими показаны в этом фильме родными братьями).
Что касается будущего, то в фильме просматривается и оно…

Никому не хочется войны, я в это верю, но судя по реакции зала, если нам снова придется воевать, мы вновь покажем всю нашу силу, весь наш героизм и всю нашу любовь к Отечеству, к Родине, к России.


Памятник князю Владимиру и День народного единства
neveev
Специфическую систему представлений, которой сегодня руководствуются наши правители, я называю диффузной идеологией.

Этот термин я составил по аналогии. Есть в психологии такое понятие «диффузная идентичность». Такая идентичность наблюдается у человека, который в зависимости от, так сказать, дня недели меняет свое мировоззрение, имидж, поведение в целом, который сочетает в своем мировоззрении несочетаемые идеи и представления…

Вот взять праздник 4 ноября – День народного единства. Что это за праздник? Понятно, что его основное назначение – заместить в массовом сознании праздник 7 ноября – годовщину Октябрьской революции 1917 года. Просто отменить праздник кому-то показалось недостаточным, как и продолжать его праздновать, но под другим названием, и вот уже в календаре появляется дата, призванная напомнить о единстве, но непонятная никому, не ложащаяся ни в чью идеологию и, в итоге, разделяющая всех. Для коммунистов этот праздник – предательство и манипуляция, для православных – ничем не заслуживающий статуса нерабочего день. Православных возмущает, в частности, что гораздо более важные православные праздники являются рабочими днями.

А заместило ли в итоге 4 ноября 7 ноября? Да нет, не заместило. Скорее День народного единства каждый раз напоминает нам о том, что 7 ноября теперь не праздник и обычный рабочий день.

Установление такого рода непонятных никому праздников – это не просто пример неудачного применения политических технологий, но и проявление именно диффузной идеологии: во власти не знают, какие стране нужны праздники и зачем они нужны. Мы давно забыли о Смутном времени, Минин и Пожарский для нас – это всего лишь фигуры, образующие памятник на Красной площади, а тут вдруг раз – и официальный праздник и нерабочий день. Диффузная идеология. А чего бы не попраздновать?

Серий передач о преодолении Смуты 4 ноября по телевизору не показывают, в школах никаких мероприятий по этому поводу не проводят, зато празднуем…
Символично, что открыть памятник Владимиру Святому решили именно 4 ноября. Хотя какая, простите, связь между Владимиром Святым и Смутным временем? Да никакой. Это и есть диффузная идеология: связи нет, а мы сделаем вид, что она есть.

Зачем памятник Владимиру в Москве? Почему он расположен рядом с Кремлем? Куда смотрит Владимир? Зачем такая политизация Святого Равноапостольного князя? Разве его основной вклад в историю – это не крещение Руси? Все это вопросы очень важные, но для носителей диффузной идеологии – не существенные.

Что будут чувствовать москвичи, проходя и проезжая мимо этого памятника? Я думаю, чувства будут смешанными, диффузными. Диффузия – это и есть смешение.

Но разве задача идеологии, задача памятников и символов – вызывать смешанные чувства, запутывать, порождать недоумение? Да нет. Все ровно наоборот. Идеология – это, прежде всего, система четких ориентиров. Идеология призвана объединять общество, ставить перед ним четкие цели.

Или вот еще какая-то ерунда. Мы ставим памятник крестителю Руси, освящаем этот памятник, причем делает это сам Патриарх, но при этом высмеиваем попытки православных запретить прокат фильма Учителя «Матильда», в котором, фактически, опошляется православный царь и православный святой. Странно, нет? Как это может сочетаться в одной и той же политике одного и того же государства? Как, как – в рамках диффузной идеологии…

Или. Памятник крестителю Руси открываем, причем это событие поддерживает своим присутствием лично Президент. А вот с людьми, которые устраивают самые настоящие шабаши, препятствуя строительству в Москве новых храмов, на государственном уровне никакой борьбы не ведем. Пусть благодарные князю Владимиру и почитающие его люди – православные верующие – сами разбираются…

А может быть памятник Владимиру – это на самом деле не памятник святому, не памятник крестителю, а памятник Путину? Но зачем тогда этот эвфемизм? Зачем это стеснение? Зачем намеки там, где нужно заявлять прямо? Кого мы все время стесняемся? До сих пор чувствуем свою неполноценность перед так называемыми «развитыми странами»? Но в этом случае ни памятники князю Владимиру, ни даже памятники Ивану Грозному ситуацию не изменят. Если мы способны говорить о национальных интересах только намеками и символами, значит нам еще очень далеко до того, чтобы эти интересы полноценно отстаивать…

Опять какая-то диффузия, ретуширование, маскировка, сглаживание углов, уход в почти никому не понятный символизм.

Вообще, на мой взгляд, после построения в Москве таких ельцинско-демократических шедевров, как Поклонная гора и памятник Петру Великому работы Церетели, всякий памятник, установленный в Москве, будет смотреться комично. Памятник Петру работы Церетели, с моей точки зрения, нужно вообще убрать, желательно с громким и зрелищным взрывом, а Поклонную гору – существенно переделать. И только после этого возводить великодержавные по своему смыслу монументы.

Вдобавок, носители диффузной идеологии, по-видимому, забыли (или никогда не знали) о наших вековых традициях, в соответствии с которыми если уж мы хотим освежить народную память о святом, то ему надо построить храм, а не поставить статую. В этом смысле проявлением уже не диффузной, а вполне нормальной идеологии стало бы построение большого собора во имя Св. Равноапостольного князя Владимира где-нибудь в районе метро Киевская. Действительно, на памятник креститься нельзя, а вот на храм – можно и нужно…

Но самое страшное в диффузной идеологии наших правителей то, что эта идеология, по всей видимости, не распространяется за пределы кремлевских, или каких там, кабинетов. Народ не понимает власти, а власть не понимает народа. И это очень тревожная ситуация. Если этот разрыв будет углубляться, то власть окончательно оторвется от народа, и возникнет еще одна мощнейшая предпосылка для русского бунта.


[reposted post]Тсс, пацаны! Уральской республики отсыпать?
varnac
reposted by neveev
На прошедшем в Екатеринбурге Русском марше, о проведении которого уведомила даже "Областная газета"(напомню, что её издание финансируется областным бюджетом) несли флаг несостоявшейся в 90-е годы Уральской республики:






Более отчётливо флаг Уральской республики видно в видеозаписи, размещённой в группе "Русский марш Урал".

Помнится, что Максимка Вахромов выражал притязания на "построение русского национального государства", уж не на базе ли старой сепаратистской идеи?


О памятнике Ивану Грозному в Орле и не только
neveev
Предвижу недовольство многих уважаемых мною людей, но все же…

Русское слово «государство» происходит от слова «государь». Подлинными государями были многие правители нашей страны. Но были среди них и настоящие светочи – Государи с большой буквы. Это были люди, которые руководствовались простым, но великим принципом: пошел и сделал. Они не оглядывались на мнение маленьких людей, они игнорировали слова ретроградов и перестраховщиков, они отчетливо различали шепот будущего, неслышный для большинства. И именно они сделали наше государство великим.

– Но не можем же мы истребить всех новгородских сепаратистов?! – восклицали маленькие люди.

– Можем! – говорил Государь и делал.

– Но не можем же мы положить всех бояр-оппозиционеров (а ведь некоторые из них к тому же защищены священным саном)?! – вопрошали маленькие люди.

– Можем! – говорил Государь и делал.

– Но не можем же мы воевать со шведом?! – кричали маленькие люди.

– Можем! – говорил Государь и делал.

– Но не можем же мы воевать на море (у нас и кораблей-то нет)?! – стонали слабаки и трусы.

– Можем! – говорил Государь и делал.

И так далее.

И без Государей не было бы нашего государства, не было бы России.

Кстати, и сегодня ото всюду доносятся стоны: «мы не можем противостоять Америке!», «бороться с США бесполезно!», «страна с бюджетом в миллиард не победит страну с бюджетом в триллион!». И, я надеюсь, мы и в этот раз пойдем и сделаем.

Иван Грозный, Петр Первый, Екатерина Вторая, Иосиф Сталин – эти Государи никогда не будут канонизированы, зато именно их образы навсегда останутся в народной памяти в качестве зримых воплощений Государя.

Государям не нужны памятники: их и так будут помнить. Государям не нужны памятники: их главный памятник – это сама наша страна.

Эти памятники нужны нам.

Нужны, чтобы не стать немощными. Нужны, чтобы вдохновляться их силой. Нужны, чтобы не проморгать будущее…

Ну, а теперь давайте разберемся детальнее.

Я не считаю Грозного тираном. Тиран просто упивается властью, самодурствует над целым народом, как некоторые помещики – над своими крепостными, и все – вклад тирана в будущее вверенной ему державы равен нулю или даже отрицателен. Тиранами были Нерон, Калигула, а из наших – Павел Первый.

Иван Грозный, конечно, был «крутенек», он предпочитал разрубать узлы, а не развязывать их хитростями и дипломатией, но он внес огромный вклад в будущее России. Иван Грозный присоединил к России Казанское и Астраханское ханства, закрепил это присоединение во время кровопролитной Молодинской битвы (29 июля – 2 августа 1572), о которой как-то все забыли, затем присоединил Сибирское ханство. Кстати, мы до сих пор достаточно хорошо живем благодаря сибирским полезным ископаемым…

Именно при Иване Грозном была открыта первая русская типография, построены потрясающие по красоте храмы, например, Покровский собор (храм Василия Блаженного), именно Иван Грозный стал первым русским царем – был коронован как царь, а не как великий князь.

Более того, фактически, во внешней политике Иван Грозный начал решать очень важные, сущностные задачи, задачи долгосрочного выживания России, которые удалось решить лишь спустя длительное время. Речь тут идет, во-первых, о задаче выхода к Балтийскому морю (именно этой задаче соответствует Ливонская война, проигранная Россией при Грозном), решенная при Петре Великом; и, во-вторых, о победе над Крымским ханством. Эту задачу, как мы помним, удалось решить лишь в правление Екатерины Великой. Как видим, Иван Грозный по сути опередил свое время, пытаясь решать задачи, решить которые удалось лишь много позже – уже при Великих Императорах Всероссийских.

Во внутренней политике времен Грозного важнейшей задачей была победа над боярством, установление царской власти как приоритетной по сравнению с властью родовитых бояр. Эту задачу Грозный решил. Решил жестоко, кроваво, но решил. Боярство надолго замолчало. И если бы не трагические случайности (в частности, если бы не отсутствие здоровых и взрослых наследников у Грозного) – не было бы и последней попытки боярства поднять голову – Смутного времени, Семибоярщины.

А еще Грозного обвиняют в установлении опричнины. Людям внушили, что опричники были сплошь садисты и психопаты, которые убивали и мучали невинных. В действительности же опричники фактически были аналогами петровских новиков: местническая система не позволяла продвигать худородных, но талантливых, а в рамках опричнины это было возможно. Одним из примеров таких «опричных новиков» Грозного был опричный воевода Дмитрий Хворостинин, внесший огромный вклад в победу в битве при Молодях.

Кстати, о Смуте.

Многие историки обвиняют в Смуте Ивана Грозного. Мол, он разорил страну, и в итоге она не смогла справиться с агрессией польских феодалов. Но постойте. Эти люди забывают о том, что после Грозного правили целых два царя: блаженный Федор (сын Грозного) и Борис Годунов. Кстати, именно убийство царевича Дмитрия, совершенное при Борисе Годунове, дало возможность различным авантюристам устраивать смуту, объявляя себя чудесно спасшимся царевичем.

Я же считаю, что Смутное время не коренится в массовых расправах над боярской оппозицией и сепаратистами из Новгорода и Пскова, а представляет собой типичное для эпохи после сильного царя ослабление власти (примерно то же самое было и после смерти Петра – эпоха дворцовых переворотов, временщики, бироновщина и пр.), и порождено цепью случайностей, ключевыми из которых является гибель жен Грозного и его наследников.

Кстати, о наследниках. Одним из упреков, которые бросают Грозному является то, что он сменил семь жен. Эти упреки, вы меня простите, совершенно смехотворны: рождение наследника (а еще лучше – нескольких) – это приоритетная задача для нормального царя. Так, если бы некоторые цари вовремя поменяли свою жену на женщину, способную родить не пораженных гемофилией здоровых пацанов, кто знает, была ли бы судьба России столь трагической в XX веке. К сожалению, из-за боярских заговоров и цепи роковых случайностей, Грозному не удалось вовремя родить себе полноценных наследников.

Но, конечно, наиболее значительной претензией к Грозному является то, что он, как говорят, лично зарубил Корнилия Псково-Печерского и приказал задушить Филиппа Колычева. Да, массовые убийства Церковь могла бы простить. В конце концов, и Св. Блгв. Александр Невский и Св. Блгв. Дмитрий Донской, и Св. Равноапостольный Владимир Красно Солнышко убивали людей, массово. А уж Св. Равноапостольная княгиня Ольга фактически осуществила геноцид древлян (кстати, до сих пор не понятно, был ли это грамотный политический ход или же бессмысленно жестокая месть женщины за убийство любимого мужа). Но вот убийство архимандрита и митрополита простить, конечно, никак нельзя.

Но люди, которые реагируют на казни духовенства слепой ненавистью, не могут понять, что это духовенство на тот момент зачастую было связано с боярскими родами. Церковные иерархи были членами боярских родов, а значит, могли играть ключевую роль в боярской оппозиции царской власти. И действительно, и Корнилий, и Филипп были членами боярских родов, бояре часто так делали: старших сыновей отправляли на службу государю, а младших – владеть монастырями (монастыри на тот момент были крупнейшими феодальными землевладельцами наряду с боярством). Так что борясь с боярами-монахами, Грозный боролся не с Церковью, не с духовенством, а с боярской оппозицией. Да, меры Грозного были, наверное, излишне жесткими, но он так поступал не из ненависти к Церкви, не из-за своего якобы сектантства, не потому, что ставил царство выше священства, а лишь потому, что не терпел предательства, не считал нужным проявлять дипломатию и великодушие в ситуации борьбы с оппозицией.

Так что я считаю пугающий имидж Грозного искусственным и, во многом, созданным сначала Романовыми (Романовы поступили с Грозным примерно по той же схеме, по которой Хрущев поступил со Сталиным), а затем – коммунистами, которые всеми силами старались представить свергнутых ими царей тиранами, садистами и самодурами. И, разумеется, образ Грозного как нельзя лучше подходил для такого рода коммунистического переписывания истории.

Поэтому реабилитировать, осветлить образ Грозного, искаженный и очерненный Романовыми и коммунистами, я считаю необходимым. Но можно ли решить эту задачу только с помощью постановки ему памятников? Конечно, нет. Необходимо еще снимать фильмы, писать книги, изменять школьные учебники.



?

Log in